Окт. 29, 2010

Народ одержал победу без руководства? Без руля и ветрил?

Для чего нам пытаются внушить эту ахинею?

Теперь, когда всю историю Великой Отечественной войны выворачивают наизнанку, когда многое искажается и фальсифицируется, даже известные события требуют разъяснения. Поэтому накануне 65-летия Победы есть смысл остановиться на некоторых проблемных вопросах истории войны, которые больше всего извращаются.

Цели гитлеровской агрессии на востоке были изложены еще в его книге "Майн Кампф". Он писал: "Нынешние поколения... должны будут пожертвовать драгоценной жизнью многих своих сынов, но зато на землях, которые мы завоюем, будущие поколения крестьян будут производить на свет божий новые сильные поколения сынов немецкого народа, и в этом будет оправдание наших жертв".

"Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, - откровенно пояснял он, -мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены".

"Это гигантское восточное государство, -утверждал Гитлер, - неизбежно обречено на гибель".

В будущей войне, считал он, колоссальную и решающую роль сыграет моторизация, "...а говорить о России, как о серьезном техническом факторе в войне, совершенно не приходится... ибо Россия не имеет еще ни одного своего собственного завода, который сумел бы действительно сделать, скажем, настоящий живой грузовик".

Это писалось до первых советских пятилеток. Но его представление о нашей стране в последующем мало изменилось. Гитлер и его генералы были убеждены, что для разгрома СССР потребуются не годы и даже не месяцы, а недели.

Что касается главной цели - яснее и не скажешь. А по секретному плану "Ост" планировалось - на первом этапе - физически уничтожить 30-40 млн человек. Не просто разгромить советское государство - "уничтожить русских как народ".

Когда в наши дни Г. Попов, пытаясь оправдать власовцев, пишет, что они боролись, видите ли, против сталинизма и за создание русского национального государства, а украинские бандеровцы и прибалтийские эсэсовцы говорят, что они боролись за независимость своих стран, то это совершенно ложные посылки, ибо ни России, ни Украине, ни Польше, ни Прибалтике, ни другим народам Гитлер не собирался предоставлять какую-либо государственность. На этих землях поначалу предполагалось создать германские протектораты и немецкие колонии, где населяющие их народы (все без исключения) попадали в рабское положение.

Гитлер в своих завоевательных планах основную ставку делал на то, что с началом войны в Советском Союзе начнется межнациональная рознь, одни народы выступят против других, что приведет к распаду СССР.

Но эти надежды Гитлера не оправдались. Большинство советских людей осознавали, что только вместе можно противостоять врагу и спасти свое общее Отечество.

Напомню, что за воинские подвиги во время войны звания Героя Советского Союза удостоились более 11 тыс. человек. Из них 8166 русских, 2069 украинцев, 309 белорусов, 161 татарин, 108 евреев, 96 казахов, 90 грузин, 90 армян, 69 узбеков, 61 мордвин, 44 чуваша, 43 азербайджанца, 39 башкир, 32 осетина, 18 туркмен, 15 литовцев, 14 таджиков, 13 латышей, 12 киргизов, 9 эстонцев и представителей других национальностей.

Советский народ самоотверженно трудился в тылу. Несмотря на потери в 1941-1942 годах значительной части промышленных районов, страна наращивала оборонное производство. Например, уже в 1943 году промышленность давала фронту 100 боевых самолетов в день. В наше время мы и 10 самолетов в год не можем получить. Это был величайший трудовой подвиг.

Все слои населения перечисляли средства в фонд обороны. За Уралом, в Сибири, в Средней Азии приняли не только более 2 тыс. эвакуированных промышленных предприятий, но и миллионы людей, дали приют семьям и беспризорным детям. Один узбек приютил более 10 детей разных национальностей. Ему был поставлен памятник в центре Ташкента, теперь, говорят, памятник демонтируют и переносят на окраину города. В благородном поступке этого узбека не было никакой политики. Это был обычный для тех времен поступок порядочного советского человека.

Среди вопросов, требующих в наше время своего прояснения, есть и такой: с кем мы воевали, почему так неудачно сложилось начало войны и почему так трудно шла война?

Откровенно говоря, в прежние годы, стремясь не обострять отношения с другими странами, мы говорили, что воевали в основном с фашистской Германией и ее сателлитами. Но настала пора, когда уже не нужно стесняться и можно прямо сказать, что против нас, по существу, воевала вся Европа с населением 350 млн человек, со всей ее экономикой, промышленностью. Даже нейтральные страны, такие, как Швеция или Швейцария, оказывали содействие фашистской Германии, одни железной рудой, сталью, другие деньгами, точными приборами и т. п. Все население покоренной Европы, начиная с Норвегии и кончая Францией или Чехословакией, работало на фашистскую Германию без каких-либо серьезных забастовок и противодействия.

Во Франции в движении Сопротивления погибло 20 тыс. человек, а на фронтах на стороне Германии в 10 раз больше.

Гитлер, по существу, заставил воевать против нас всю Европу. Воевали на стороне Гитлера около полумиллиона румын, дошедших до Сталинграда, только в плену оказалось 500 тыс. венгров, австрийцев - 156 682, чехов и словаков - 69 977, поляков - 60 280, итальянцев - около 50 тыс., французов -23 136, испанцев - 50 тыс., были и голландцы, финны, норвежцы, датчане, бельгийцы и другие. Всего около 2 млн европейских добровольцев. Из них было сформировано 53 дивизии (в том числе 20 дивизий СС) и 23 отдельные бригады. Но немцы и наши отечественные фальсификаторы их в свои потери не включают. А к нашим потерям относят и литовских "лесных братьев", и бандеровцев, и власовцев - всех, кто числился гражданином СССР. И после этого толкуют о какой-то "правде о войне".

Похоже, в последние годы в ряде европейских стран приходят к власти и задают тон в общественной жизни сыновья и внуки тех, кто воевал на стороне Гитлера и работал на него. Складывается впечатление, что в глубине души они не далеко ушли от своих дедов. И вообще на Западе уже не скрывают, что их сокровенной целью было сокрушение СССР. Поэтому они и тянули до 1944 года с открытием Второго фронта.

Почему так неудачно сложилось для нас начало войны в 1941 году?

Стремление И. Сталина не дать втянуть нашу страну в войну или хотя бы отсрочить ее начало, обеспечить безопасность политическими средствами было в принципе правильным. Но одностороннее выдвижение на первый план интересов политики, превращение ее в самоцель тоже имело свои пределы. Один из уроков войны и состоит в том, что политики в чистом виде не существует и при всем ее верховенстве нельзя пренебрегать военно-стратегическими интересами обороны страны.

Для подготовки страны к обороне в 30-е годы и накануне войны было сделано чрезвычайно много, начиная от индустриализации страны, обеспечения армии и флота современным вооружением, кончая культурной революцией, которая обеспечила подготовку необходимых кадров для овладения новой техникой.

Накануне войны немало было сделано и для усиления западных приграничных военных округов. Под видом учебных сборов 800 тыс. человек призвано из запаса. Четыре армии выдвигались из глубины. Началось формирование 20 новых механизированных корпусов, ряда авиационных, артиллерийских, противовоздушных и инженерных соединений и частей. 18 июня 1941 года дана команда о выдвижении ближе к границе некоторых соединений. Но в целом войска первого эшелона не были приведены в полную боевую готовность, они не заняли предназначенных им оборонительных рубежей и находились, по существу, на положении мирного времени. Не поставлены заграждения, не подготовлены к взрыву мосты у границы.

Фашистское командование, создав на направлениях главных ударов 5-6-кратное превосходство, обеспечило прорыв в глубь нашей страны.

Дело еще в том, что немцы осуществляли сложнейшую и крайне запутанную дезинформацию, которая с нашей стороны до конца не была разгадана. Во многих исторических трудах, воспоминаниях разведчиков много говорится, что мы все знали о приготовлениях противника, Зорге и другие разведчики даже точно указывали конкретную дату начала агрессии. Но при этом забывается или искусственно замалчивается, что было много и других донесений и сообщений, свидетельствующих, что нападения не будет или оно состоится в более поздние сроки. Например, посол СССР в Лондоне Майский за несколько дней до начала войны докладывал Сталину, что Гитлер может начать войну против СССР только после поражения Великобритании и что Гитлер не будет воевать на два фронта. Суждение о "двух фронтах" для Германии было одним из заблуждений, вытекающих из опыта Первой мировой войны и стереотипного мышления, без учета конкретно сложившейся действительности. Реально после поражения англо-французских войск в 1940 году на континентальном ТВД никаких двух фронтов уже не существовало. Англия, будучи за Ла-Маншем, не представляла для Германии угрозы, как это было в Первую мировую войну.

Для советского политического и военного руководства большой неожиданностью было и то, что Франция и Англия в мае 1940 года в течение двух недель потерпели поражение, хотя можно было ожидать, что война может продлиться если не несколько лет, то хотя бы несколько месяцев. Уж очень они не хотели воевать. Париж был вообще объявлен открытым городом, Голландия капитулировала после первой же бомбардировки Амстердама, Дания - еще за два дня до нападения на нее. Все это очень трудно понять и сегодня.

Пагубную роль сыграла также недооценка советским командованием стратегической обороны, рассмотрение ее как временного вида военных действий, когда можно меньшими силами отразить наступление превосходящих сил противника. В последующем опыт Курской битвы показал, что для отражения крупного наступления и разгрома противника требуются не меньшие силы и средства, чем для наступления. Под Курском в 1943 году советские войска несколько месяцев готовились к отражению наступления, создали глубокоэшелонированную оборону на глубину 200-250 км с высокими плотностями артиллерии, противотанковых средств и инженерных заграждений.

Войска упорно и активно оборонялись. И, несмотря на это, в полосе Воронежского фронта германским войскам удалось продвинуться на глубину до 30-35 км, и только ввод в сражение резервов Ставки - Степного фронта - позволил окончательно остановить противника и перейти в контрнаступление. И если все это сравнить с тем, какая была у нас оборона в начале войны, то нетрудно понять, в каком тяжелом положении оказались наши войска в 1941 году.

Резун, Осокин и некоторые другие - с позволения сказать - историки объясняют наши неудачи в начале войны тем, что народ "не хотел защищать советскую власть". Но это не соответствует действительности. Пример героической обороны Брестской крепости, Перемышля и других районов свидетельствовал: советские воины с первых дней войны самоотверженно сражались с врагом.

Некоторые историки и писатели (Адамович, Астафьев, Солженицын и др.) писали, что вообще не надо было Ленинград оборонять. Об этом по телевидению продолжают толковать и сегодня. Но был секретный приказ Гитлера: Ленинград и Москву сровнять с землей и уничтожить всех (солдат и жителей), кто находится в этих городах.

Защищая Ленинград, мы понесли тяжелые потери, но спасли хоть часть населения и войск, сковали в этом районе немецкую группировку. При отказе от обороны города понесли бы еще большие потери, а противник получил бы возможность для удара по Москве с севера, что усугубило бы стратегическую обстановку на советско-германском фронте.

Оборона Москвы, Ленинграда, Ростова и других важных районов привела к срыву плана молниеносной войны Гитлера. Сталин даже отдал приказ Красной армии сделать 1942 год Годом окончательного разгрома врага и освобождения нашей страны. Но откладывание союзниками открытия Второго фронта в Европе не позволило решить эту задачу.

К сожалению, лето 1942 года тоже поначалу обернулось для нашей армии большими неудачами. Поражение под Харьковом, тяжелое отступление до Сталинграда, прорыв фашистских войск на Северный Кавказ привели к новым суровым испытаниям. Главные причины этого также были связаны с деятельностью стратегического руководства: ждали главного удара противника на Московском направлении, а он сосредоточил основные усилия на юге. Стремление наступать одновременно на ряде направлений привело к распылению сил. Вновь не было хорошо подготовленной обороны.

Вместе с тем в сражениях под Сталинградом, в обороне Кавказа наиболее наглядно проявилась сплоченность народов. В Сталинграде в обороне дома Павлова участвовали 4 русских, б украинцев, по одному татарину, грузину, узбеку, еврею, таджику. И такое смешение национальностей было во многих других соединениях и частях.

Окружение и уничтожение под Сталинградом 330-тысячной группировки фашистских войск, разгром врага на Северном Кавказе послужили поворотным пунктом в ходе всей войны.

Наша победа в битве под Курском и последующие сражения 1943 года ознаменовались форсированием Днепра и освобождением Киева. Исход войны уже ни у кого не вызывал сомнений.

Сточки зрения развития военного искусства битва под Курском характерна тем, что переход к стратегической обороне был не вынужденным, а осуществлен сознательно и оборона была хорошо подготовлена и завершилась переходом в контрнаступление и разгромом наступательной группировки противника. Прочная, стойкая оборона сочеталась с активными действиями, с артиллерийской контрподготовкой, контратаками и контрударами.

Для второй половины войны 1944-1945 годов было характерно полное владение стратегической инициативой советским командованием и проведением активных наступательных операций.

В 1944 году были нанесены по врагу десять последовательных стратегических ударов.

1-й удар был нанесен под Ленинградом и Новгородом; 2-й - на юге, и основным содержанием этого удара явилась Корсунь-Шевченковская операция, завершившаяся окружением и уничтожением крупной группировки противника; 3-й удар связан с проведением Одесской операции и освобождением Крыма войсками 4-го Украинского фронта во взаимодействии с Черноморским флотом; 4-й удар был нанесен на севере, где были проведены Выборгская и Петрозаводская операции; 5-й удар ("Багратион") - освобождение Белоруссии; 6-й удар - Львовско-Сандомирская операция; 7-й удар - Ясско-Кишиневская операция; 8-й удар - в Прибалтике; 9-й удар - Восточно-Карпатская и Белградская операции; 10-й удар - в полосе Карельского фронта во взаимодействии с Северным флотом.

Последовательные удары на различных участках советско-германского фронта оказывались неожиданными для противника, вынуждали его рассредоточивать силы и средства. Например, летом 1944 года германское командование ждало нашего удара на Львовском направлении и держало южнее р. Припять 20 из 22 танковых дивизий. Когда же началась Белорусская операция, противник начал перебрасывать танковые дивизии на Белорусское направление, а в это время с некоторым уступом по времени началась Львовско-Сандомирская операция 1-го Украинского фронта, что вынудило вражеское командование возвращать некоторые танковые дивизии на юг. В результате резервные танковые дивизии оно не смогло массированно использовать ни на одном из этих направлений. Все это свидетельствует о высоком уровне советского военного искусства.

6 июня 1944 года началась нормандская десантная операция союзников, что означало открытие Второго фронта в Европе. Было видно, что Красная армия может своими силами завершить разгром фашистской Германии и освободить всю Европу. И тогда союзники, боясь опоздать, начали вторжение в Европу.

7 ноября 1944 года Верховное главнокомандование издало приказ N 220 о завершении полного освобождения страны из-под фашистской оккупации и выходе наших войск на государственную границу.

Началась великая освободительная миссия Красной армии по освобождению восточноевропейских стран.

В последние годы это изображается как оккупация и даже высказывается точка зрения (Г. Попов, А. Сахаров), что наша армия должна была остановиться у границы и на этом закончить войну. Но как это было возможно?

Во-первых, в Тегеране в 1943 году и в Ялте в феврале 1945 года было заключено соглашение с союзниками о полном разгроме фашистской армии и демилитаризации Германии. Наша страна никак не могла отойти от этих обязательств, они отвечали интересам СССР и других стран антигитлеровской коалиции.

Во-вторых, ни Польша, ни прибалтийские и другие страны своими силами не могли освободиться из-под фашистской оккупации.

Вообще не добить врага в его собственном логове означало сохранение очага агрессии и не в полной мере достигалась цель антифашистской войны.

1945 год стал годом завершающих стратегических операций. Если в 1944 году стратегические операции проводились последовательно на различных участках фронта, то в январе 1945 года было предпринято грандиозное одновременное наступление на всем советско-германском фронте.

Подводя итог сказанному, представляется необходимым еще раз подчеркнуть, что в результате разгрома фашистской Германии и империалистической Японии была одержана всемирно-историческая победа.

Эта победа коренным образом изменила всю обстановку в мире. Она создала условия для распространения демократии и свободы в мире. Рухнула мировая колониальная система, и десятки народов встали на путь самостоятельного развития.

Победа во Второй мировой в конечном счете достигнута совместными, усилиями стран антигитлеровской коалиции. Решающую роль в достижении Победы сыграли советский народ и его Вооруженные силы. Ими в ходе войны разгромлено 600 вражеских дивизий, англоамериканскими войсками -176; на советско-германском фронте Германия потеряла 72 процента военнослужащих, до 75 процентов военной техники.

Несмотря на неудачи в начале войны, в целом на должном уровне было советское военное искусство. Страна и Вооруженные силы твердо управлялись, народ и его воины самоотверженно, героически выполняли свой долг. На телепередаче "Времена" В. Познер задавал вопрос: "Кто победил в войне: Сталин или народ?" Но никакой самоотверженный народ не то что победить, а даже организованно действовать не может без руля и ветрил. Без твердого руководства. Как же так, этот же народ потерпел поражение в Крымской войне, Русско-японской, в Первой мировой войнах и вдруг в 1945 году взял и одержал победу? В последнее время нашим гражданам внушается мысль, что народ - да! -одержал победу, но руководство не имеет к этому никакого отношения. Следуя этой "логике", можно сказать: раз народ во время войны обошелся без руководства и сам решал все свои задачи, то, может быть, и сегодня он может поступить так же? Если говорить серьезно, то без надлежащего руководства ни тогда, ни теперь обойтись нельзя. Нужно только серьезно относиться к истории, а не подчинять ее модным идеологическим установкам.

Почему на Западе при поддержке некоторых наших заблудших соотечественников фальсифицируется история Второй мировой войны? Нам, и прежде всего молодежи, хотят внушить, что раз в истории России в прошлом все было неприглядно, наша страна не может рассчитывать ни на что путное в настоящем и будущем.

Но без прочного фундамента, добротного прошлого нельзя рассчитывать на создание достойной страны в будущем.

Рейтинг: 270