Ноя. 6, 2018

Булат Газданов: Мы теряем наш осетинский музыкальный язык

Автор: 15-й регион

 

Он берет гармошку в руки, растягивает меха, пальцы быстро бегают вверх-вниз по клавишам, и музыка захватывает, завораживает слушателя… В этих звуках – душа народа. Сразу представляются образы горца, горянки в традиционных одеяниях, которые исполняют народный танец. Играть на гармони умеют многие, но многие ли знают, как раскрыть и передать тот дух, тот посыл, который заложили в музыке наши предки? Это по силам лишь истинному мастеру своего дела. Народный артист России, народный артист Северной Осетии, заслуженный деятель искусств Южной Осетии, лауреат Государственной премии им. Коста Хетагурова и премии «Яблоко нартов», Булат Газданов, с ранних лет играет на гармошке и знает все о возможностях этого уникального музыкального инструмента. 22 июня виртуозному музыканту, композитору, художественному руководителю и дирижеру оркестра народных инструментов, фольклористу, педагогу, автору учебных пособий исполнилось 82 года.


Он родился в 1936 году, в селении Ольгинское. Признается, не помнит, когда именно начал играть на гармошке, но, по рассказам старших, Булат с трех лет буквально не отходил от инструмента и уже в ранние детские годы исполнял на свадьбах первые композиции.


«Во время войны я, будучи маленьким мальчиком, играл солдатам, которые жили у тети, песню о Советской Армии «Несокрушимая и легендарная», а еще «Катюшу» играл на диатонической гармошке», — вспоминает Газданов.

 

После окончания средней школы в 1952 году, поступил в Орджоникидзевское музыкальное училище, сразу на три отделения: дирижёрско-хоровое, домры и гобоя. Булат Газданов вспоминает: обучение в те годы было на высочайшем уровне.


«На первом курсе вокалисты, духовики и народники — мы писали музыкальные диктанты. Я быстро сообразил, как писать, и мой наставник Павел Матвеевич Антонюк — он меня довел на 1 курсе до записи по слуху четырехголосных музыкальных построений. Потом он меня передал Нине Андреевне Карницкой. Николай Паненко, Леон Давыдов — тогда все преподаватели были другие. Радо Торговицкий, если кто-то бежал по коридору, останавливал и говорил: «Молодой человек, где вы находитесь! Это же храм искусства!» Он ругал нас за то, что мы иногда играли джаз», — рассказывает музыкант.


В 1957 году Булат Газданов поступил в Государственный музыкально-педагогический институт им. Гнесиных (ныне РАМ им. Гнесиных), а уже в 1959 году поступил на работу в оркестр Радиокомитета СОАССР, и одновременно в Осетинский театр. В те годы Булат Газданов занялся и преподавательской деятельностью. В интернате для одаренных детей его директор — Людмила Саблина, впервые в республике, ввела факультатив по осетинской гармонике. Много талантливых выпускников вышло из этих стен. Тогда же, Булат Газданов начал собирать материалы для своих сегодняшних изданий.


«Я подготовил пособие для 1-2 классов – это азы «Школа игры на осетинской гармонике». Затем разработал учебное пособие «Школа игры на осетинской гармонике для 3-5 классов». Спасибо директору типографии Рафаэлю Каллагову — он всегда шел мне на встречу. Еще одну книгу издал «О тебе я пою» — туда вошли 50 моих песен», — рассказывает музыкант.

 

С 1966 года Булат Газданов – дирижер оркестра народных инструментов Гостелерадио Северной Осетии. Благодаря деятельности этого уникального музыкального коллектива, удалось сохранить наш фольклор, предать музыкальным произведениям оркестровое звучание. В записях фирмы «Мелодия» сохранились обработки произведений Юрова, Овечкина, Кулиева, произведения классиков – Долидзе, Хаханова, Аликова, братьев Кокойти, Плиева, Габараева, Гуржибекова. Оркестр звучал на юбилейной пластинке Симы Ревазовой, на пластинках с песнями в исполнении Кима Суанова, Федора Суанова, Долорес Билаоновой, Эмилии Цаллаговой, Таисии Тогоевой, Петра Мукагова и т.д.


Оркестр стал настоящей кузницей не только музыкантов высочайшего уровня, но и композиторов. На протяжении десятков лет своего существования этот коллектив под управлением дирижера Булата Газданова, кропотливо занимался сохранением и приумножением национального музыкального наследия. Долгие годы оркестр работал в тяжелейших условиях в аварийном здании радиокомитета, где зимой помещения не отапливались. Однако музыканты дорожили этой площадкой, так как там располагалась звукозаписывающая студия – некогда лучшая на Северном Кавказе. Тем не менее, вскоре оркестр вынужден был покинуть дом радио, так как у здания появился новый собственник. Оркестру долго не могли подобрать новое помещение. Около года артисты репетировали в зале дворца культуры ОЗАТЭ: условия там оставляли желать лучшего, так как акустика в зале искажала звуки народных инструментов. В июле 2014 года артисты получили помещение на ул. Маркуса, 22. Благодаря небезразличным людям, в новый дом для оркестра народных инструментов было приобретено все самое необходимое.


Сейчас в коллективе – 33 человека. Трудностей много: не хватает певческих голосов, например, женского сопрано. Но, самое главное, нет звукозаписывающей студии. Булат Газданов недавно написал 3 авторских произведения для оркестра. С грустью констатирует: записать их негде.

 

«Нет у нас студии. Второй этаж над нами пустует, можно было бы там студию оборудовать. Однако это же ул. Куйбышева – центр города: транспорт ходит, очень шумно, но если это все заизолировать, то можно поднять хотя бы на полтора метра выше крышу и можно сделать что-то. Студия в доме радио, конечно, уникальная была. Ее москвичи делали. Что бы ни происходило снаружи – будь то град или гром, мы ничего в ней не слышали», — вспоминает дирижер.

По словам маэстро, сегодня в Осетии нет проблем с педагогами: «Фатима Сапиева, Роза Каргаева, Алина Агнаева, Тамара Цурова», — перечисляет своих талантливых выпускниц Газданов. Несмотря на то, что ушла, как выразился собеседник, «старая гвардия» композиторов, есть сегодня талантливые продолжатели их дела: «У нас есть композиторы, допустим Дзерасса Дзлиева, Лариса Канукова. Вот Дзерасса написала произведение, а что дальше? Худсовета нет — ничего нет», — отметил Газданов.


Музыкант констатирует: интерес молодежи к народному музыкальному творчеству есть. Необходимо его поддерживать, развивать и выводить на профессиональный уровень. Главная беда, по мнению Булата Газданова – это стремление музыкантов зарабатывать: научились играть на гармошке и начинают выступать на свадьбах, корпоративах. Там они играют все, как по шаблону, тогда как гармошка дает более широкие возможности.

 

«Я своим студентам всегда показывал, как играют Земфира Калманова, Замира Мамиева, Венера Дзеранова, Серафима Икаева. Допустим, я смотрю в окно и вижу идущего человека с характерной походкой — я говорю своему студенту: «Изобрази мне это в звуках»… Я им рассказываю, как играла, например, Серафима Икаева. Во время игры она не выносила себя вперед, а создавала какие-то музыкальные картинки: то девушку на выданье играла, то соло — и в звуках это было явно слышно, то невесту молодую, то женщину. А сейчас у нас лишь бы сыграть «хонга» — все одинаковые», — рассказывает Газданов.


«Мы теряем наш родной язык, мы теряем и наш осетинский музыкальный язык. Сейчас я часто слышу на мероприятиях кабардинские, чеченские и другие наигрыши. Все куда-то не в то русло ушли, и никто об этом не говорит», — подчеркнул музыкант.

 

Для того, чтобы выправить сложившуюся ситуацию, по мнению Булата Газданова, необходим комплексный подход. В частности, создание центра народного музыкального творчества, при котором будет действовать школа для одаренных детей.


«В ГМИ есть преподаватель — архитектор Руслан Аликов. Он сделал мне великолепный макет центра для оркестра с фасадом в виде гармошки. Там внутри и классы, и студия звукозаписи», — рассказывает Газданов.


Однако строительство такого центра будет стоить несколько десятков миллионов рублей. Сегодня для республики претворить этот проект в жизнь не по силам. Тем не менее, Булат Газданов верит в возрождение осетинского музыкального языка, расцвет национальной музыки. На вопрос, каким путем можно этого достичь, он, не задумываясь, отвечает: «Для этого нужно объединить все силы».  


Элина Хутиева


Оригинал

Рейтинг: 0