Ноя. 6, 2018

Мои дети никогда не уйдут в «лес»

Отсидев несколько лет за пособничество членам бандформирований, житель Кабардино-Балкарии решил посвятить свое будущее борьбе с радикальной идеологией…

 

«Ахмад намаз делал? С кем в последнее время общался, может к нему заходил кто-нибудь?», - появившиеся у ворот дома люди в форме не слишком скрывали от растерянных хозяев свои подозрения - парень «ушел в лес», к боевикам.

 

Растеряться было от чего - молодой перспективный сотрудник одного из госучреждений, за которым прежде никаких вольностей не наблюдалось, вдруг перестал выходить на работу. Как выяснилось, и дома он уже несколько дней не появлялся.

 

…Ахмад действительно был в лесу - перешел на нелегальное положение, примкнув к членам одной из действовавших на территории Кабардино-Балкарии бандитских группировок «радикалов». Первое время отсиживался в палатке, разбитой в скальной расщелине неподалеку от города.

 

За несколько месяцев до описываемых событий к нему на работу заглянул приятель: «Старшие с тобой поговорить хотят. Я вечером зайду».

 

На окраине города в тонированной «девятке» Ахмада уже ждали. Незнакомый мужчина, который, как потом выяснилось, возглавлял местную ячейку «имаратовцев» («Имарат Кавказ» - террористическая организация, запрещенная в Российской Федерации, - прим. авт.), предложил молодому человеку оказывать посильную помощь бандподполью - деньгами или автотранспортом.

 

Увы, ни того, ни другого у небогатой семьи не было…

 

«Посмотри на себя! Служишь кафирским властям, пользу «джамаату» не приносишь, с оружием в руках Ислам не защищаешь - какой ты мусульманин?! Давай, думай, чем можешь помочь, пока мы не стали думать - о тебе самом и твоей семье!», - недвусмысленно пригрозил главарь.

 

Сошлись на том, что Ахмад раз в неделю будет получать определенную сумму денег, покупать необходимые продукты и доставлять их бандитам.

 

- Тогда ситуация в республике другая была, все другое - почти каждый день взрывы, обстрелы, «лесные» почти всю республику данью обложили. В те годы у меня просто не было выбора: или я ухожу с ними в неизвестность, или ставлю под удар своих близких. Они бы никого не пожалели - ни мать, ни брата, ни жену…

 

Спустя пару месяцев, возвращаясь вечером с работы, Ахмад повстречал все того же приятеля. Беспокойно оглядываясь, посыльный поведал, что силовики уже все знают и готовят операцию по его захвату:

 

«Домой не заходи и родным ничего не сообщай - им же потом хуже будет! Все, что нужно, я тебе завтра принесу».

 

Беглеца отвели в горы и оставили в замаскированной лесной палатке под присмотром опытного вербовщика, которому и доверили приобщение парня к «истинной вере».

 

Время от времени в палатку приходили какие-то незнакомые люди - не особо таясь, говорили о новых схронах и планируемых диверсиях, следили за реакцией юноши. С учетом ежедневной «промывки мозгов» - готовили, явно, к чему-то серьезному…

 

- То, что я увидел «в лесу», было прямой противоположностью картине, которую эти люди рисовали в своих видеороликах в интернете. Взаимные упреки и оскорбления, мат, недоверие - такие отношения трудно назвать братскими. Я уже тогда для себя решил: если потребуют убить кого-то или взрыв устроить - просто сам застрелюсь. Это большой грех, но при таком исходе мою семью оставили бы в покое. Во всяком случае, я на это надеялся…

 

Повязать новичка кровью, чтобы уж наверняка отбить у него охоту сдаться властям, не успели - или сочли, что еще не созрел для «дела», или подходящего случая не представилось.

 

Спустя какое-то время, обитателей лесной «лёжки» разбудил непривычный для здешних мест шум. Над горами кружили боевые вертолеты, гулкое эхо разносило по ущелью треск автоматных очередей.

 

«Это точно за нами! Валим отсюда!», - не скрывая животного страха, надзиратель подхватил лежащий в изголовье автомат и погнал своего подопечного вниз по ложбине.

 

Детское увлечение горами, знание окрестных троп помогли Ахмаду оторваться от сопровождения. Уже через пару часов он вышел на блок-пост силовиков. Обыскав парня, «камуфляжи» усадили его в БТР и увезли.

 

- Конечно, я понимал, что по головке меня не погладят. Помогал убийцам, еду им возил, потом скрывался вместе с ними - за это все равно пришлось бы отвечать. Поэтому я смиренно молил Всевышнего лишь о двух вещах - чтобы он уберег моих близких от мести «лесных братьев», и дал мне сил достойно вынести наказание, позволил вернуться!

 

Более шести лет Ахмад провел в исправительной колонии, где-то далеко от родных мест. Не уйти в себя, сохранить свою душу ему помогали книги, которых хватало в местной библиотеке, молитва и… шахматы. Спортивные разряды по боевым единоборствам лишь прибавляли авторитета чемпиону колонии по «игре мудрецов».

 

- Зря говорят, что «за батайским семафором» наших ребят не очень жалуют. В конечном итоге, все зависит от того, как ты сам себя будешь вести. Живи по совести, уважай окружающих, «режим не ломай», и тогда претензий к тебе не будет ни у блатных, ни у администрации.

 

Не так давно Ахмад вернулся домой, к своей семье. Поначалу родичи, соседи, да и просто знакомые относились к нему настороженно: за что конкретно «сидел» - знали немногие, но разных слухов и домыслов хватало. Мало ли, что у него теперь на уме...

 

Присмотревшись, сторониться перестали: «Наш Ахмад дурного не сделает! За глупость свою пострадал - так ведь и не отрицает этого, вину на других не перекладывает»!

 

Теперь в его планах на дальнейшую жизнь - создание небольшого бизнеса, который позволил бы не только достойно содержать свою семью, но и помогать нуждающимся, быть полезным обществу.

 

- Но, наверное, сейчас гораздо важнее другое… Главное - уберечь нашу молодежь от лживых идей «радикалистов», которые пытаются и, уверен, еще будут пытаться вбивать ей в мозги закордонные «вербовщики джихада». Я знаю, как они манипулируют сознанием, чтобы сбить молодежь с толку, и не отдам ни одного из них «на пушечное мясо»!

 

Я сделаю все, чтобы мой сын и его сверстники жили в достойном, цивилизованном обществе и не боялись, что ночью появятся какие-то бородатые люди и уведут их отца в лес…

 

Послесловие:


Рассмотрев заявление Ахмада У., Комиссия при Главе КБР по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни лицам, принявшим решение о прекращении террористической и экстремистской деятельности, согласилась с необходимостью помочь парню.

 

«Ахмад, мы окажем всю необходимую помощь и искренне надеемся, что Вы оправдаете наше доверие», - озвучил решение комиссии ее председатель Казбек Татуев.

 

Аслан Богатырев

 

Оригинал


Рейтинг: 100