Ноя. 7, 2018

Странные пассажиры в мохнатых шапках. Ссыльные дагестанцы в Опочке

В одном из предыдущих номеров нашей газеты от 23 мая этого года мы рассказывали о сотнях мятежных горцев, высланных после восстания 1877 года из Дагестана в псковскую Опочку, население которой состояло тогда примерно из 5 тыс. человек.

 

Осыпанные снегом

 

После публикации к нам обратился директор Государственного архива Псковской области Валерий Кузьмин. Он сообщил, что в недрах учреждения хранятся исторические документы, содержащие подробности пребывания ссыльных кавказцев на псковской земле, и предложил продолжить эту тему. Что мы и делаем.

 

Вот как описывал очевидец появление в городе первой партии ссыльных: "2 февраля 1878 года в 4 часа вечера за конно-почтовой станцией собралось очень много публики с правой и левой стороны шоссе в ожидании прибывающих с Кавказа пленных черкес в числе 270 семей. Была чудная погода, прекрасный зимний день с небольшим морозцем. Вот показался от Острова большой транспорт странных по своим костюмам пассажиров: они были одеты в шубы с длинными до пят рукавами и высокие мохнатые шапки; среди них были старики, молодые и дети, мужчины и женщины. Они были привезены на крестьянских подводах в дровнях, осыпанные снегом".

Ссыльных поселили в пустующих казармах. Но хотя местные власти сделали всё возможное для нормального приёма и размещения новых жителей, вспышку массовых заболеваний предотвратить не удалось. Дело в том, что примерно 10% прибывших уже были больны тифом, который быстро распространялся.

 

При том, что местная земская больница была рассчитана на 30 мест, с прибытием третьей – последней – партии ссыльных количество тифозных больных выросло в Опочке до 82 человек. Так, что возникла угроза эпидемии среди местных жителей.

 

Поэтому было решено расширить больницу и улучшить питание горцев, причём в этом активно участвовала и местная общественность. В частности, для улучшения ухода за больными и приготовления еды для них был даже создан «особый попечительный дамский комитет с ежедневным дежурством».

 

От болезней и тоски

 

Постепенно быт переселенцев налаживался. Если на 8 апреля 1878 года в опочецкой больнице находилось 170 горцев, то благодаря предпринятым мерам - дезинфекции казарм, организации горячего питания, увеличения «кормового довольствия» - уже к июлю эпидемию удалось ликвидировать. Этому помог и перевод горцев из казарм в летние лагеря, для чего власти выделили им 70 палаток.

 

В ноябре 1878 года опочецкий уездный исправник Глушанин сообщал псковскому губернатору, что 11 горских мальчиков обучаются русской грамоте, причём учит их один из полицейских. В своём рапорте он также информировал, что в середине сентября в городе открылись 3 «кавказские» мастерские.

 

«В них работают в настоящее время: серебряников - 9, медников - 8 и сапожников - 6 человек, но эти цифры не постоянные, так как всех мастеров из горцев около 55 человек, а число их в мастерских изменяется, смотря по требованию на работу. Работы производятся как для горцев же, так и для жителей Опочки», - писал уездный исправник.

 

Ссыльные горцы пробыли в городе около трёх лет. Но, несмотря на все старания местных властей и общественников, многие из них умерли от болезней и тоски по родине. Если на 16 февраля 1878 года их насчитывалось в Опочке 830 человек, то на 1 января 1882 года (то есть, ближе к окончанию ссылки) – всего 332 человека.

 

«Кладбище для них было отведено за Новоржевской слободой, рядом со старым иудейским. Как было слышно, горцы получили свободу и возвращены на родину по ходатайству Опочецкой помещицы княгини Дондуковой-Корсаковой, жены Кавказского наместника», - вспоминал современник.

Елена Яземова

Оригинал

Рейтинг: 2690