Ноя. 8, 2018

Мордовская свадьба

На своем веку на многих свадьбах пришлось погулять, но эта запомнилась надолго.

 

Братишка мамы выбрал в жены мордвинку. Все хлопоты – никах (помолвка), свадьба – взяла на себя сторона жениха. Но родители жены настояли на своем: «Она у нас единственная дочь, и свадьбу мы должны справить на родине». Среди приглашенных были моя мама  и сестра. С ними увязалась и я.

 

По традиции, у татар  на свадьбу все подарки должны быть парными. Бабушка приготовила двух вяленых гусей. Во всех татарских деревнях есть мастерицы по приготовлению национального блюда чакчак. И в нашей деревне есть такая мастерица, но к ней можно попасть (как и ко всем хорошим мастерам) по записи. Очередь дошла и до нас. Мастерица пришла с утра пораньше со своим казаном и ножом. Приготовили два больших подноса чакчака (на чайном блюдце перепало и нам). У моей бабушки получается очень вкусное топленое масло. Задумались: «Есть ли у них масло, нет ли?» Подумав, бабушка отправила в сумку с гостинцами еще и два кругляша домашнего топленого масла. У нас, обычно, постельные принадлежности готовит невеста. тем не менее, и мы приготовили две пуховые подушки. Если не понадобятся молодоженам, подарим сватьям.

 

Нагрузившись, отправились в Казань. Там мы должны встретиться с дядей, его молодой женой (как у нас называют – Туган апа) и уже на поезде продолжить путь в Мордовию.

 

До родной деревни Туган апа мы добрались глубокой ночью. Спокойная, теплая летняя ночь. В деревне – ни огонька! Вот и наш дом, постучали, ждем... На пороге показалась довольно крупная женщина в белоснежной ночной рубашке и со словами: «Ох ты Боже мой!» Как оказалась это мамы нашей Туган апа – тетя Дарья. А нам здесь все в диковинку, все интересно. Мы же в мордовской деревне в первый раз. Удивительное началось с порога – оказывается, здесь не разуваются. Только мы собрались снять обувь, нас остановил возглас: «Не снимайте, не снимайте!».

 

Первое, что бросилось в глаза при входе в дом – это иконы. Вокруг икон – красивые вышитые рушники и тлеющая свеча.

 

В то время в татарских деревнях уже были газовые баллоны, здесь –  еще нет. Еду готовят на керосинке, либо в печи. На керосинку поставили новый чайник. Еще в поезде Туган апа предупредила, что у них не пьют чай, и что своих родственников она попросила специально для нас купить чайник, заварку.

 

После дороги и горячего чая нас разморило. Взглядом начала искать, где же нам постелено? Не нашла...

 

Увидев, что мы «клюем носом», тетя Дарья позвала нас во двор. У нас обычно, если гостям не хватает места, их приглашают к себе соседи. Помню, когда женился сосед, его новоиспеченные родственники ночевали у нас. И не только: в нашей печи пеклась губадия (национальный татарский пирог), для гостей топилась баня... Как говорится: и в горе, и в радости – вместе. По дороге во двор все эти воспоминания пронеслись у меня в голове.

 

Впотьмах хозяйка открыла какую-то дверь. В нос ударил теплый запах коровы. Хлев?.. Неужели постелили на сеновале? У нас раньше тоже бывало, что ночевали на сеновале. Да и  в художественных произведениях читали об этом.

 

Но на сеновал подниматься не пришлось. Спальное место оказалось тут же – в хлеву... Вдоль стен стояли кровати. На одной из них должны были спать мы с мамой, на другой – сестра с подругой. Первая в жизни ночевка в хлеву! Справа посапывает корова, где-то похрюкивает поросенок. С каждым дуновением ветерка с крыши сыплется труха сена... В завершение ко всему петух провозгласил начало дня...

 

Хозяева были уже давно на ногах. Идет подготовка к свадьбе. Несмотря на жаркий день, затоплена печь. В печи стоят чугунки. В одном варится гусь, в другом – утка, в третьем – говядина... Хозяйка проворно достает ухватом чугунки из печи и переваливает мясо по блюдам.

 

Начали собираться подружки невесты. У каждой в руках – плошка с пшенной кашей. У мордовского народа есть такая традиция: родственники невесты приносят кашу. До прихода жениха плошки с кашей стоят на видном месте, пусть, дескать, видит, в каком достатке росла его невеста!

 

Когда Туган апа (невесту) нарядили в национальную одежду, мы ее не узнали. У нас невеста надевает белое платье. А здесь чувствуется уважение и почитание национальной одежды. Такие же красивые бело-красные платья приготовили и для нас. Оказывается, в знак уважения мы тоже должны одеть их национальные платья. Наша Туган апа просто светилась от счастья.  В старину у мордвин было принято выдавать 20-25-летних девушек за 10-12- летних мальчишек. Тут уж не до радости.

 

Пока мы готовились да суетились, с улицы послышались звуки гармони, пение – это начали подтягиваться приглашенные гости. Все гости уселись за стол, накрытый во всю длину дома. Запомнились блюда с мясом, овощи, зелень, ягоды. Перед глазами – блины, наваленные горкой с пол-метра.  Несколько плошек с яйцами. Но! Не вздумайте их разбивать – они сырые!.. Мы уже успели стать участниками этого эксперимента... Накануне мама, ничего не подозревая, решила съесть одно, потом еле собрали растекшееся яйцо не только со стола, но и с пола...

 

Мордовская свадьба идет три дня. Первый день праздновали у невесты. Гуляли до возвращения скотины с пастбища. Песни, танцы не смолкали. К пению мы, естественно, присоединиться не могли, но с мамой и сестрой потанцевали от души. А ближе к ночи спать вернулись на свои постели – в хлев.

 

Настало утро, а с ним и второй день свадьбы. Во второй день гостям принято ходить по соседям. Мы опять нарядились в красивые мордовские национальные платья; на голове – панго – высокие головные уборы, украшенные атласными лентами; на шее – бусы. Нарядились и под звуки гармони, с плясками и песнями направились к соседям.

 

И здесь тоже ухватами из печи ловко вынимают чугунки с мясом. На двух керосинках жарятся блины. Стол ломится от еды: соленые грибы, огурцы, различные пироги, бутыли с самогоном и... огромные блюда с сырыми яйцами. Никто у стола надолго не задерживается. Гости немного перекусив, присоединяются к танцующим и поющим. И в этот день тоже до темна над деревней звучали песни и гармонь.

 

На третий день свадьба вернулась в дом невесты. На сей раз затопили баньку, от чего весь двор был в дыму. Банька-то – черная... Вспомнились  рассказы бабушки: «Раньше у нас на берегу реки была банька по-черному. Если не иметь сноровки, то из бани обязательно выйдешь, измазавшись в саже. Но жаааар там отменный!»

 

У нас у татар принято ходить в баню парами, здесь же ходят группами: женщины – отдельно, мужчины – отдельно. Настала и наша очередь. Но было настолько жарко натоплено, что мы смогли только заглянуть в баню... Какая там помывка?!

 

За три дня, проведенных в этой деревне, мы успели подружиться, породниться с этими добрыми, открытыми, удивительными людьми. Они и сами естественны, и тебя принимают таким, как есть. В то время в татарских деревнях даже яблонь было мало, а здесь росли и груши, и сливы, и вишни. Здесь и сама природа, как и местные люди, богата и гостеприимна.

 

В огромных сумках, в которых мы привезли на свадьбу подушки, гусей, домой мы повези соленые грибы, сливовую и алычевую пастилу, вяленую рыбу.

 

Уже прошло 30 лет с той свадьбы... Уже и дядя с Туган апа разменяли шестой десяток. Уже нет тети Дарьи, и хлева, в котором ночевали, и баньки по-черному... Все прошло. А Туган апа, как и мы, любит почаевничать. Кстати, тот новый чайник, купленный на свадьбу специально для нас, после нас у новых родственников не пылился. Как оказалось, мы успели привить им любовь к чаю...

 

 

Лилия Гараева

Оригинал 

Рейтинг: 0