Окт. 25, 2019

Маслобойный медитейшен по-лакски. О пересечениях в дагестанском и финно-угорском фольклоре

Давай, детка, репостни и заставь репостнуть! Масла много не бывает! Лакские бабушки должны схватить хайп! Не рэпом же един этот мир. А в нашем случае даже не лезгинкой! А магическими маслобойными мантрами лакских бабушек!

А вот вам на затравку лакская загадка!

Мозг вкусный,

Кровь белая,

Сама глиняная.

(Маслобойка)

 

Ня нахIусса,

Оь кIяласса,

Цуппа тIяйлул.

(Урша)

Ух… Кажется, что уже песни сама пою, а текст про маслобойные песни никак не рожу. А тема-то, кажется, простая, аж прям детишкам понятна. Кажется…

На самом деле такого научного термина, как маслобойные песни, не существует, однако раз я воскликнула при первом же исполнении бабушкой Суйгурат «Магическая маслобойная!», то пусть так подобные песни и зовутся.

Вот честно, такой вид маслобойных песен мне очень напоминает колыбельные. И качательные движения точь-в-точь! Только вместо колыбели в руках кувшин – деревенский дагестанский миксер, по-лакски «урша», а убаюкиваешь… молоко, ну или, на крайняк, сметану!

Да как бабушка Суйгурат и баб Соня сами-то не заснули)).

Не иначе многолетняя сноровка!

Бищу, уршай, бищу
Жун нагь дулун, бищу
Урша бища, ша бища! 
Шанма оьлил нагь дула.

Бейся, урша, бейся!*

Сбей сметану поскорей.

Бейся, урша, бейся!  

Дай нам масло трех коров.

Бищу, уршай, бищу!

Бейся, урша, бейся!

*Качайся, урша, качайся!

Если кратко, то маслобойные песни – это трудовые песни, приуроченные к процессу пахтанья масла. С одной стороны, такой фольклорный вокальный жанр имеет чисто унитарную функцию – способствовать максимальной трудовой производительности. А с другой, если еще опираться на смысл слов, имеет характер заклинания, призыва благополучно изготовить масло. Обращения к маслобойке даже не в виде просьбы, а приказа сделать процесс более скорым и удачным.

Ну, и все меньше становится сомнений в архаичности такого рода трудовых песен при упоминании в тексте цифры три. Любимой так же и русским, и финно-угорским фольклором.

Помните же сказку «Жили-были дед и баба. И было у них три сына…»

Кстати, о финно-уграх! Чем древнее традиции и длиннее история народов России, тем больше вероятности их сходства, а точнее, проявления тех или иных элементов архаичности.

И это несмотря на совершенно различный географический ландшафт!

Вот эти культурные пересечения различных национальных традиций я кратко называю культурными кодами.

Разгадаешь их и, кажется, становишься ближе к ответу, что же объединяет современную многонациональную Россию.

Что же до наших трудовых попевок, то подобный жанр существует и у марийцев, и удмуртов, и коми (ух, главное, не спутать трудовые с охотничьими зовами!).

И, конечно же, специфика таких песен связана с особенностями трудовой деятельности народов, с народными промыслами и традициями. У марийцев такие напевы исполнялись при монотонном ручном труде. Интернет услужливо нам рекомендует к прослушиванию песню «Йылдырым-йылдырым». И если проводить параллели с русскими артельно-бурлацкими (смотри о них подробнее ниже), то у марийцев тоже бытовали песни, исполняемые при коллективном труде – постройке плотин, мельниц, возведении иных строений.

А вот у удмуртов чем глубже, тем интереснее. Опустим моменты про промысловые охотничьи песни, а получше расслышим (именно послушаем) удмуртских пчел и все то, что с ними так или иначе связано. Да-да, удмурты не только земледельцы, но еще и ловкие охотники и ловцы пчел – бортничество так же, как и у моих родных эрзян, занимало значительное место в хозяйственной жизни финно-угорских родственников.

Вот и в 21 веке в аэропорту Шереметьево, терминале «B», можно наряду с дагестанским медом купить и удмуртский.

 А вы любите мед? Удмурты, видимо, обожают, ведь у них существуют особые «пчелиные» песни – муш утён гур или просто муш гур. Там часто применяются звукоподражательные имитации гудения насекомых: жингыр-жингыр, зинь-зинь и т. п. Мило, да?

Такие песни делятся на два типа: песни пчеловодческих праздников, это события, напрямую связанные с трудовыми действиями – выносом ульев весной и их подготовкой осенью к зимовке; и… песни-заклинания, принадлежащие к архаичному пласту удмуртского фольклора, в которых обращаются к пчеле в период активного роения сделать побольше полезного меда. Ну, прям как в лакской маслобойной, только в последней «заговаривают-уговаривают» уршу приготовить вкусное масло. Такие песни-заклинания неразрывно связаны с трудовыми действиями и предназначены для воздействия на результат ритмом, звуком, словом. Еще вспомним в финале про эти три компонента  и их полезность для городского населения с синдромом хронической усталости.

А коми вообще пошли дальше. У них есть не только трудовые песни, семантически связанные с короткими лакскими попевками, но и трудовые… причитания! Вот уж воистину уникальное явление.

Фото: OYMEEXPEDITIONS.

Ну, тут лакская становится вообще родной-преродной: и текст особый бабушки поют, услышав который, кажется, сама превратишься в масло, и кувшин-то при этом тщательно качают – кажется, все так и все то, что ученый Никита с широко известной литературной фамилией Толстой называл vita herbae et rei. Ну, почти… За исключением того, что сливочное масло – продукт животного происхождения.

Кстати, у коми трудовые песни и причитания охватывают весьма широкое поле деятельности: от пахоты, сева, сенокоса и сбора урожая до переправы по реке, поездок в тундру и даже праздничной уборки дома. Ух, сколько дел-то! Это вам не торчать круглосуточно в «Инсте», лайкая фото от скукоты, и не лясы точить на «Фейсбуке», неподвижно сидя на попе.

Лакская маслобойная представляет блестящий образец минимализма в фольклоре. (Как я обожаю это. Наравне со сложной фактурой мокшанского многоголосия!!!)

Напев состоит из короткой попевки, которая, видоизменяясь минимально – и мелодически, и ритмически, повторяется бесчисленное количество раз. Поэтический текст с завидным постоянством рефрена «Бищу, уршай, бищу» это только подтверждает.

Получается этакая бесконечная волшебная мантра. Особая философия – в однообразии есть единое целое – ничего во Вселенной не проходит бесследно, да и вообще сам мир создан из миллиардов повторов. Как говорится, если долго мучиться, что-нибудь получится…

Пахтанье масла – длительный процесс. В три хлопка совершить чудо и разделить молоко на твердое и почти невесомое не получится. Пройдет немало времени, чтобы из одного продукта получить два: желтое питательное масло и бесцветную диетическую пахту. Ну, почти диетическую.

Необходимо совершать однообразные, постоянные, идентичные движения для успешности мероприятия. Качать кувшин под такого рода маслобойные лакские мантры – одно удовольствие. Лаконичная попевка помогает упорядочить мироздание, набраться терпения и философски подойти к смирению и успокоению даже самым скептически настроенным нервным москвичам.

«Смирись, дочь моя! Расслабься и получи удовольствие от процесса!»

Мозги расслабляются, и тебя просто уносит волной от груза проблем, твое тело и мозг, освободившись от груза калорий и угрызений совести, превращаются в невесомую молекулу, в частицу лакского привидения-невидимки «сулухасу».

Трудовая медитация от лакцев – модно, полезно, аутентично.  Настолько все это хорошо, что хоть открывай теперь в столице новое этнонаправление фитнеса – маслобойную йогу.

 

Ежевика Спиркина, январь 2019

Оригинал статьи

Рейтинг: 600