Окт. 28, 2019

Растолкайся, народ, девья красота идёт

Отрывок из причета


Растолкайся, народ, девья красота идёт

Типичные атрибуты современной невесты – свадебное платье и букет, но так было не всегда. С XIX века по 30-е годы XX-го верной спутницей девушки, которая шла под венец, считалась девичья кра́сота (да, ударение именно такое).

В сознании народов России этот предмет олицетворял девушку, которая уже достигла брачного возраста. Он символизировал расставание невесты с красото́й, девичеством, поэтому и появлялся в доме, только когда девушку уже просватали. Это могли быть как веники, деревца и веточки ели, украшенные бытовыми вещами, так и причёски, ленты или предметы для макияжа. И то, как выглядела красота, зависело от региона, в котором жила невеста.

Красота-растение

Образ этого свадебного атрибута связан с идеей цветения

Вечнозелёные растения – вечная молодость и вечная жизнь

Плодовые растения – потенциальное плодоношение, ведь для этого и выходили замуж

Цвет и яркость – чаще всего красота содержала ягоды красного цвета, потому что калина и рябина были связаны с представлениями о невинности

Колючие растения —неприкосновенность, невинность невесты

Изготавливали красоту обычно подружки невесты. По поволжской традиции старшая подружка невесты на сборах, девичнике или в день венчания брала это украшенное деревце и мелкими шагами двигалась к столу из печного угла. Сопровождалось это приговором, который иногда доходил до 150 строк.

Раздайся, народ, растолкайся, народ,
Девья красота идёт.
Не сама она идёт –
Красна девица несёт.
«Посмотри, наша подруженька,
На свою-то девью красоту,
На свою-то красовитую;
Что ведь этому-то деревцу
Не бывать два раза в зелени.
Так тебе, наша подруженька,
Не бывать больше в девицах».

Свадебное деревце украшалось цветной бумагой, лентами, лоскутками и бусами, чем краше – тем лучше. Помещали его в бутылку, самовар или графин. По некоторым узколокальным традициям добавляли свечи, сигареты и конфеты, чтобы угодить молодому поколению, которое приходило на свадьбу.

В ходе свадебного обряда судьба у девичей красоты могла быть разной. По многим традициям деревце просто разоряли: снимали с него украшения, задували свечи и раздавали конфеты гостям. То есть разряжали красоту, что символизировало переход девушки в новый статус – замужней женщины.

По обычаю Псковской губернии перед отъездом в церковь невеста с девичьей красотой уезжала вперёд, а люди со стороны жениха должны были её изловить. Когда девушку догоняли, та кланялась, целовала жениха и отдавала деревце ему.

В некоторых местностях красоту вообще хранили до следующей свадьбы. Выносили её в какое-нибудь укромное место, амбар, например. Деревце, правда, могло осыпаться, и тогда растение заменяли новым, а украшения оставляли прежними. Совершенно уникальный пример хранения красоты был в деревне Лядное Смоленской губернии: там сухую яблоньку хранили в течение 70 лет. Она была важной гостьей свадеб с середины XIX-го до 30-х годов XX века.

Но не везде с красотой обращались аккуратно. К примеру, в Ярославской губернии перед поездкой на венчание деревце прикрепляли к саням и, когда выезжали в поле, красоту обрывали и бросали там же, а могли вообще сжечь. Нередко деревце подкидывали тому, кто только должен будет вступить в брак. Считалось, что это приносило удачу. Группа подруг по традиции олицетворяла ветки дерева-девичьей красоты, а значит, и преемственность. Об этом часто говорилось в причитаниях.

Уж ты ёлка, наша сосёнка,
Да зелёная, да кудрявая,
Да на тебе ли, ёлка-сосёнка,
Да много сучьев, много отраслей,
Да одного сучочка нетутко,
Да что сучка, самой вершиночки,
Да у нас подружки нетутко,
Да что подружки нашей Манечки.

– Манечка в этом причитании – невеста, которая уходит из девиц, поэтому в ёлке и не хватает одного сучка

Веник в подарок от жениха

В Самарской губернии для свадебного обряда существовал даже целый ритуал, который назывался «трепать веник», то есть – разрушать девичью красоту. Родственники со стороны жениха приносили к дому невесты украшенный веник и били им по стоящим во дворе сохам. Невеста же в это время должна была стоять на крыльце и причитать.

Удар невесты для замужества

В Архангельской губернии в бане раскладывали несколько веников, один из которых был невестин. Как только в помещении никого не оставалось, туда забегали подружки. Они должны были заполучить именно тот веник, который принадлежит невесте. Кто первый схватит, быстрее выйдет замуж. А ещё невеста била своих подруг веником. Ту, которую ударяли первой, ждали счастье и скорая свадьба. Получается, с каждым ударом веника невеста отдавала подругам свои жизненные силы и защищала от всего дурного.

Коса была символом девичества, ведь после замужества девушка уже не имела права ходить с именно такой причёской – внешний вид изменяли с помощью лент. Поэтому её и считали ещё одним материальным воплощением девичьей красоты.

Ты голубушка-подруженька!
Потрудись-ка ты, пожалуйста,
Причеши ты мне буйную головушку,
Разбери-ка ты мне русу косу,
Разбери мелко-намелко,
Заплети-ка мне часто-начасто.

Косу невесте заплетали её родственницы или подруги, чем ближе человек – тем лучше. Причём заплести старались так, чтобы развязать её было максимально сложно. Так хотели оттянуть переход девушки в статус замужней. Для этого в косу вкладывали иголки и булавки, а потом всё это зашивали нитками. Это приносило невесте множество мучений, но ведь и сам обряд расплетания означал символическое умирание девушки.

Заплети-ка, кормилица,
Ты в мою русу косу
Два ножа, да два булатные,
Две сабелечки острые,
Две иголочки колючие!
Только станет крестна матушка
За мою косу братися,
Да и обрежет крестна матушка
Свои белые рученьки
По самые кисточки!

В некоторых губерниях в манипуляциях с косой заходили ещё дальше – её отрезали. У разных славянских народов вплоть до начала XX века сохранялся этот обычай. Жених должен был ударом топора отрубить невесте косу. И сделать это нужно было с первого раза, иначе – будет беда. А вот в Поволжье невест жалели – для них придумали искусственную косу из льна. С такими «волосами» могли делать всё, что угодно, даже сжигать.

Лента украшала, скрепляла и при необходимости удлиняла девичью косу. Она была важным атрибутом, учитывая, что девичьи волосы считались показателем зрелости. Даже в сказках героини-невесты – всегда обладатели длинных кос. В одной из сказок с восхищением рассказывалось о том, что коса главной героини «была толстая, как полено». А лента в косе – знак того, что девушка готова выйти замуж.

Чаще всего в обрядах различали два типа лент: алую и белую.

Алая лента – образ девушки, которая скоро станет женой. Недаром в Ярославском приговоре говорилось:

А тебе, Марья Ивановна,
Не бывать больше в девушках,
Не носить алых ленточек.

Белая лента – символ женского статуса. Их носили замужние девушки. Если на голове девушки была белая лента, это означало, что она уже способна к деторождению.

По Пермской традиции невеста отдавала свою ленточку в церковь, а священник вкладывал её в Евангелие в качестве закладки. Она олицетворяла честность и невинность, поэтому и попадала в священную книгу. Чаще всего ленты-девичьи красоты дарились подругам.

А иногда жених дарил невесте одну длинную ленту, которую та разрезала и делила между другими девушками.

Красота-предмет для макияжа

Совершеннолетние девушки на праздники должны были обязательно белиться и румяниться. Например, в Курской губернии лица девушек-хороводниц представляли собой маски, а на щеках красовались красные пятна, созданные с помощью румян. В южной России XIX века мать ударяла свою зрелую дочь по лицу, чтобы она всегда была румяной.

Каково я нарядилася,
Бело ли набелилася,
Румяно ли намазалася,
Хорошо ли наложила
Свою девью-то красоту.

– Причитание невесты Вологодской губернии

Продать красоту за румяна

Подружки невесты, которые должны были следить за девичьей красотой-деревцем, могли распоряжаться им, как хотели. К примеру, продать его стороне жениха, а вырученные деньги потратить на собственные нужды. Чаще всего покупали именно косметические средства, чтобы выглядеть красивее, а значит, стать потенциальными невестами.

Но не только подруги невесты получали возможность покрасоваться. В Архангельской губернии, к примеру, существовал целый день, посвящённый «обряду на белила». В этот день жених приезжал к невесте в гости и дарил ей подарки перед свадьбой. Среди всего прочего девушка получала новые румяна и белила.

Нередко невеста сама делала куклу на свадьбу, тем самым показывая свои умения в рукоделии. Этот атрибут олицетворял девушку: её красоту, зрелость и честность. Чем краше кукла – тем лучше невеста.

В Тверской губернии делали куклу в аршин высотой, а если семья была зажиточной – приделывали к тряпичному телу фарфоровую голову. Девушки охраняли эту куклу и за неё же брали выкуп у жениха. В Ярославской и Костромской губернии куклы были меньше и служили украшением красоты в виде деревца, что нередко упоминалось в приговорах.

На нашей ёлочке,
На золотой верховочке
Сидит кукла,
Она не смотрит в кут,
Она смотрит тут,
Где денежки кладут.

А чтобы посмотреть на девичью красоту вживую – отправляйтесь в четвёртый зал Этнографического музея.

Автор Анастасия Филиппова

Оригинал статьи

Рейтинг: 0