Ноя. 4, 2019

Проект «100 символов Карелии». Двуязычные вывески

«Петрозаводск — европейский город», — считали гости карельской столицы, удивляясь чистоте улиц и вывескам на финском языке, установленным на всех магазинах, аптеках и парикмахерских. История двуязычных вывесок и связанного с ними влияния финской культуры в нашей республике — в новом выпуске «100 символов Карелии».

 

Ходила такая легенда, что наших спортсменов, приехавших на Московскую Олимпиаду, попросили проскандировать на параде короткое приветствие на национальном языке. Никто из карельской делегации не говорил ни по-карельски, ни по-фински, но спортсмены не растерялись и в нужный момент скандировали: «Ruokatavarakauppa!» (продуктовый магазин). В 1970-е годы такие вывески на русском и финском языках были практически на каждом гастрономе в Петрозаводске.

 

Жители карельской столицы прекрасно знали и такие слова, как «autoasema», «apteekki», «lahjat», «tavaratalo» и другие. Несколько десятилетий они дублировали в городских вывесках русские «автовокзал», «аптека», «подарки», «универсам». Внутри магазина можно было увидеть вывески: Кala («Рыба»), Liha («Мясо»).

 

Железнодорожный вокзал встречал гостей словом «Petroskoi». В кафе «Мороженое» под вывеской «Jäätelö» на проспекте Карла Маркса в Петрозаводске, в единственном месте города, продавали мороженое с шампанским.

 

Откуда взялись двуязычные вывески и зачем они нужны, никто не спрашивал: горожане воспринимали их как часть городского пейзажа, так же как и традиционные позывные по карельскому радио в 15.15: viisitoista viisitoista.

 

Двуязычие

 

Для национальных регионов история с вывесками, которые существовали на русском языке и параллельно на языке национального региона, была обычной. В Эстонии вывески писали на эстонском и русском, в Татарстане названия звучали на татарском и русском, у нас в Карелии — на финском и русском. В Петрозаводске можно было видеть финские слова не только на вывесках, но и в названиях улиц и общественных учреждений.

 

— Вывески стали производным от той уникальности, которая у нас была. В этой ситуации я бы говорила не о вывесках как о символе Карелии, а о карельской государственности и об этом двуязычии, которое у нас существовало, — объясняет Ирма Муллонен, учёный-лингвист, главный научный сотрудник Института языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН. — Действительно, в Карелии была уникальная ситуация: республика карельская, а язык финский. Почему? Потому что эту республику делали финны, финские коммунисты, которые здесь оказались в силу разных обстоятельств. Именно они создали здесь эту государственность. И в силу того, что карельский язык не имел письменности и обладал разнообразными диалектными особенностями, было принято решение сделать государственным языком финский.

 

В выборе второго официального языка для советской Карелии были и политические причины: использование наряду с русским финского языка должно было сблизить местное карельское население с советской властью и ускорить приобщение карелов к грамоте и культуре. Об этом говорит Ирина Такала, доцент кафедры зарубежной истории, политологии и международных отношений Петрозаводского университета.

 

Мы подготовили таймлайн, в котором Ирина Такала рассказывает о том, как в Карелии менялось отношение к финнам и финскому языку, как эти изменения влияли на культуру нашей республики, в том числе на вывески.

 

Петрозаводск — европейский город!

 

В 1960-80-е годы Петрозаводск производил впечатление европейского города. Приезжающие гости отмечали то, как сильно столица Карелии отличается от обычных городов русской глубинки.

 

— «Петрозаводск — это Европа!» — говорил один мой знакомый, уезжая в Тюмень, — рассказывает Ирина Такала. — Туристы в советском Петрозаводске страшно удивлялись тому, что у нас люди не перебегают дорогу на красный свет, как это было заведено во многих других городах в 1960-70-х годах. Столица Карелии сияла чистотой, шутили, что улицы моют с мылом (и их действительно так мыли!) В общем, это был чистый, зеленый, воспитанный, вежливый город. Двуязычные вывески были сопровождением этой темы. Мы-то к ним привыкли, а туристам казалось, что они приехали за границу.

 

По словам Ирины Такала, на культуру и быт жителей республики заметно влияло живущее здесь финское население. Финны стремились к чистоте, разумной организации труда и быта, были активными, стремились к развитию культуры и спорта.

 

В середине 1930-х годов финнов в Карелии было примерно 15 тысяч человек, это 3,2 % от всего населения. Финны жили в основном в Петрозаводске, Кондопоге, Прионежском и Калевальском районах. Это были иммигранты из Финляндии и Северной Америки (США, Канада), которые несли с собой иную ментальность, уклад жизни, культуру быта, труда и отдыха. Годы массовых репрессий сократили финскую диаспору вдвое.

 

Ирина Такала:

— В крестьянской Карелии, которая просто не знала ни дворянского, ни, по сути, городского быта, усилиями иммигрантов зарождается дачная культура. Директор петрозаводской лыжной фабрики Илья Туомайнен первым в Карелии стал инициатором создания на противоположном берегу Петрозаводской губы в местечке Бараний Берег зоны отдыха для рабочих и служащих. На земельном участке, выделенном фабрике, были построены в 1934-36 годах клуб с библиотекой, кегельбан, танцевальная площадка, баня. Остальную часть земельной площади разбили на небольшие участки под строительство личных дач.

 

Финны во многом способствовали и развитию физической культуры в Карелии: среди иммигрантов оказалось немало хороших спортсменов, защищавших честь республики на общесоюзных соревнованиях. Они становились тренерами и организаторами массового спорта. Например, Юрьё Паакки — первый карельский боксер и тренер, серебряный призёр чемпионата СССР 1936 года.

 

Североамериканские финны научили Карелию играть в бейсбол. К 1934 году в Петрозаводске существовало несколько бейсбольных команд, карельские спортсмены не раз побеждали лучшие московские сборные.

 

Вечера отдыха тоже обретают иной характер. Петрозаводск и рабочие поселки танцуют фокстрот и чарльстон, слушают джаз. Появляется мода на хорошую мебель, одежду индивидуального пошива: среди иммигрантов было много хороших столяров, портних, парикмахеров.

 

И в послевоенное время этот «финский флёр» в культуре и быте Карелии продолжал ощущаться. Своё влияние оказали и приехавшие в республику после войны финны-ингерманландцы. От переселенцев перенимались такие качества, как аккуратность, тщательность и добросовестность в работе, соблюдение правил.

 

Ирма Муллонен:

— В 1970-80-е годы финская речь звучала на улицах Петрозаводска. Когда я пришла на работу в Институт языка, литературы и истории, сотрудники нередко общались между собой и даже на каких-то совещаниях по-фински и по-карельски. В Петрозаводске были и другие организации, где финский был языком каждодневного общения. А сейчас в городе найдется только несколько человек, с которыми я говорю при встрече по-фински.

 

Нужны ли двуязычные вывески сегодня?


Двуязычные вывески, сопровождающие финское присутствие в городе, исчезли в 1990-е годы. Скорее всего, не было никакого указа городской администрации на этот счет, просто от названий на финском отказались как от чего-то необязательного и ненужного. Таков был дух времени. Сейчас, говорит Ирма Муллонен, «финский» Петрозаводск — это уходящая реальность, сопряженная с массовым отъездом финнов из Карелии и с процессами глобализации.

 

Петрозаводский бизнесмен Валентин Сватовой, владелец кондитерской «От Валентина», перевел вывеску своего кафе сразу на два языка: карельский и финский. Говорит, что это красиво.

 

— Я с детства жил в национальных республиках, где знание родного языка считалось нормой. И во мне жива еще память советских времен, когда все вывески на русском языке в городе дублировались по-фински. Это хоть немного помогало тебе понимать культуру народов, которые живут в Карелии, — объясняет свою позицию Сватовой, замечая, что прежде в карельском языке не было слова «кондитерская».

 

Сейчас история делает очередной оборот, и вот уже речь идет о том, чтобы названия магазинов, учреждений и дорожные указатели изготавливать не только на русском, но и на карельском языках.

 

В Министерстве национальной и региональной политики Карелии есть целая программа по созданию вывесок на карельском языке, и кое-где они уже появились. В Институт языка и литературы приходят длинные списки названий учреждений и министерств для перевода на карельский язык.

 

— Это не так просто, потому что одновременно приходится создавать новую терминологию. Примером может служить название Министерства финансов. Сначала эта табличка появилась с одним s: finansi. Потом эту вывеску переделали, и теперь там ss, как в финском языке. А на самом деле было бы правильнее использовать не заимствованный, а созданный на основе собственных языковых ресурсов карельского языка термин rahavarat — «финансы». Другая сложность — разная грамматическая структура языков: в русском языке в таких названиях обычен родительный падеж. Но в карельском языке такой нормы нет, и втиснутые в структурные рамки русского языка карельские наименования выглядят иногда громоздко и неестественно, — объясняет Ирма Муллонен.

 

Двуязычные вывески как символ Карелии представляет Владимир Зорин, художник, заслуженный деятель искусств Карелии.

 

— В прежние времена Петрозаводск был знаменит своей чистотой и вывесками на двух языках. Русско-финскими вывесками обозначали все значимые места: магазины, парикмахерские, гастрономы. Очень важно, что на гостинице «Северной» была эта надпись по-фински: «Pohjоla». Вывески делали Петрозаводск настоящей столицей национальной республики.

 

Мне кажется, вернуть часть двуязычных обозначений было бы хорошо. Не надо, конечно, вывески вешать на каждый ларек, где продают пиво, но обозначить на национальных языках важные места нужно. Вы знаете, что, например, на Национальном театре вообще нет вывески? Обратите внимание! Театр не подписан.

 

Когда к нам приезжали художники из Финляндии, чувствовалось, что им приятно видеть на автовокзале эту вывеску «Autoasema». Мне кажется, ее даже подремонтировали, она ровнее стала. Молодцы!

 

Сейчас столица Карелии, мне кажется, должна обращаться к тому, что могло бы отличать ее от других городов. Пусть карельский стиль появлялся бы в городской скульптуре, в граффити, стрит-арте. Современные архитекторы могли бы учитывать национальные особенности, проектируя здания. Те же петроглифы, например, можно было бы включить в оформление фасада какого-нибудь здания.

 

Если писать, то правильно


Сейчас в Карелии продолжается кампания, связанная с национальными вывесками. По программе Миннаца карельские географические названия размещаются на дорожных указателях.

 

— Дорожный указатель не только табличка для автомобилистов. Это такой знак местной идентичности, важный для людей. Когда в связи с ремонтом моста в Колатсельге сменили дорожный указатель и «река Коллас» превратилась в «река Колос», это вызвало недоумение и возмущение местных жителей, — рассказывает Ирма Муллонен.

 

Смена названия была вызвана неверным написанием топонима в государственном Росреестре географических названий, официальном документе, с которым написание названия должно согласовываться всякий раз.

 

По оценкам карельских лингвистов, 5-7 % географических названий Карелии (всего их около 16 тысяч) записаны в Росреестр географических названий с ошибками. Названия записывались в разных условиях, много раз переписывались и перепечатывались, что приводило к ошибкам. Сейчас требуется программа по внесению исправлений в официальный документ.

 

Размещению дорожных указателей с карельскими названиями препятствуют и правила Национального стандарта. Указатели на национальном языке можно размещать только на дорогах республиканского значения, не на федеральной трассе. Нельзя, например, снабдить такими указателями многие населенные пункты в Олонецком районе, месте традиционного проживания карел, только потому, что они находятся на федеральной трассе.

 

Как еще сохранять национальную уникальность?

 

Ирма Мулонен предлагает развивать тему использования карельских названий как в вывесках на карельском языке, так и в наименованиях товаров местного производства.

 

В современном глобализирующемся мире национальные культурные особенности нивелируются — карельские, вепсские и финские, — и это неизбежно. А, с другой стороны, сохранение их — это непреходящая ценность, это ресурс для развития.

 

Ирма Муллонен:

— Надо всячески приветствовать и развивать некоторые опыты, которые есть у нас в регионе. Например, молокозавод «Славмо» поместил карельское название на упаковке мороженого и сметаны. Почему бы и другим товаропроизводителям не последовать их примеру? И почему бы республике не поддержать их в этом специальным проектом? — предлагает главный научный сотрудник Института языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН.

 

Чтобы избежать ошибок в написании национальных названий, лингвисты предлагают предварительно согласовывать их либо со специалистами по финскому и карельскому языку, либо с членами термино-орфографической комиссии при Министерстве национальной и региональной политики.

 

История одной вывески

В центре Петрозаводска на улице Дзержинского есть дом № 6, на фасаде которого сохранилась неоновая вывеска магазина 1950-60-х годов. Последние лет 30 вывеска не светится, буквы ее заржавели. Роман Молодцев — энтузиаст, мечтающий реставрировать вывеску. На то, чтобы привести ее в порядок, нужны средства, поэтому Роман объявил народный сбор. За месяц были собраны деньги на демонтаж вывески и на начало работ по реставрации.

 

На наш вопрос, зачем петрозаводчанину обновленная старая вывеска «Магазин», Роман ответил, что она украсит город, а ее восстановление может обратить внимание горожан на другие подобные исторические артефакты и поменять отношение к ним в лучшую сторону.

 

— Чудом сохранившаяся вывеска магазина на улице Дзержинского стала частью истории местности, и мало кто из тех, кто часто проходит этими кварталами, может представить это пространство без надписи «Магазин». Вывеска делает улицу уникальной. Восстановленная, она будет освещать пространство вокруг себя, выступая ориентиром, — уверен Роман Молодцев.

 

История вывески на улице Дзержинского — свидетельство того, что у городских жителей есть интерес и любовь к вещам, хранящим историю города, его колорит. Возможно, когда-нибудь в Петрозаводске снова появятся и вывески на двух языках как знак сохранения памяти и уважения к прежней городской культуре и людям, которые ее для нас сберегли.

 

Автор Анна Гриневич

 

Оригинал статьи

Рейтинг: 100