Ноя. 9, 2019

Мы ждали этого 40 лет

Север полностью меняет жизнь человека, здесь все происходит по-своему, даже привычное школьное обучение. Именно на Таймыре в 30-х годах появились школы-интернаты, в которых могли учиться дети кочующих по тундре родителей. Сейчас много спорят, насколько хороша была эта мера, но факт остается фактом: для многих ребят это единственный шанс получить образование. Поэтому таким важным оказалось открытие нового интерната в поселке Носок, удаленном от Дудинки на 200 км.

 


Ни намека на присутствие человека

 

 

 

 

Добраться до Носка из Дудинки зимой можно на трэколах (вездеходах), оленях или вертолетом. Ми-8 стартует из крохотного дудинского аэропорта, который притулился на острове на Енисее. Маленькое деревянное здание, пазик, который возит пассажиров к вертушке, сами вертолеты, стоящие невдалеке, – вот и весь аэропорт.



Местные говорят, что когда-то отсюда летали «Аннушки», но в начале 90-х очередной катастрофический ледоход слизал взлетно-посадочную полосу. Восстанавливать ее не стали – так что теперь только вертолеты.



 

Мы летим из Дудинки на открытие в Носке нового интерната для 250 детишек. Событие это на самом деле знаковое, потому что такой масштабной стройки в маленьких населенных пунктах Таймыра не было уже давно.



Ми-8 легко отрывается от земли, и через иллюминатор скоро становится видна настоящая тундра: невысокий заметенный снегом кустарник, среди него – большие белые проплешины озер. В тундре нет ни одной четкой, прямой линии – все округло. И только нитки трубопроводов перерезают ее вдоль и поперек.



С такой высоты становится еще раз понятно, насколько сильно мы, люди, вторгаемся в девственные земли: кроме этого, ни одного намека на присутствие человека здесь нет.



 

 

За иллюминатором щедро пробрасывает снег, но в недавнее штормовое предупреждение верится слабо. Часа не проходит – мы садимся в Носке. Теперь понятно, почему так нервничал пилот: приземляемся, ориентируясь на красный глаз сигнального огня на посадочной площадке. Когда машину глушат, картинка не меняется – в Носке бушует настоящая метель.



Из кабины слышится что-то вроде «погода ушла, сейчас опять взлетаем, иначе застрянем надолго», но под честное слово удается выторговать у пилотов два часа – все-таки дети ждут. И солидная делегация из представителей районной администрации, Законодательного собрания, «Норникеля», компании-застройщика, журналистов выходит в поселок.

 

 

«Здравствуйте!»

 

 

 

Сейчас Носок – это почти две тысячи населения, из них более 1 700 – представители коренных малочисленных народов, в основном ненцы. И почти все они кочуют. Осенью, зимой и весной их дети живут в интернате, летом – отдыхают на морском побережье. На берегу Карского моря, куда уходят ненцы по Носковской тундре со своими оленями.

 


Здесь был хороший интернат до 1977 года. Тогда он сгорел, и ребят «временно» разместили в помещениях барачного типа, для детей совсем не приспособленных – холодных, с удобствами на улице. 40 лет Носок ждал новый интернат – детей много, поэтому вопрос строительства был номером один на всех сходах граждан. И, конечно, нынешнее событие для всего поселка – настоящий праздник.

 



 

Здание интерната – самое большое в Носке и самое современное. Пока мы идем к нему, навстречу стайками попадаются дети.



– Здравствуйте! Здравствуйте, – несется со всех сторон. Пока доходим до интерната, успеваем наздороваться от души. Здесь так принято.



 

Перед зданием – несколько чумов, куст, украшенный ленточками, приготовлены нарты для соревнований. Программа на улице была запланирована большая, но Таймыр никого не спросил – снег метет параллельно земле, засыпая северные хлеб-соль, которые приготовили для дорогих гостей. Точнее, хлеб и строганину. Поэтому, разрезав ленточку, быстро перемещаемся с улицы в новое теплое помещение.



 

 

«А что на ногах?»

 

 

Носок – обычный северный поселок, то есть теплые туалеты здесь только в учреждениях социальной сферы: школе, ФАПе. А в интернате – туалеты, душевые, комнаты на 2–3 места. Очистные сооружения, которые перерабатывают все стоки.

 

И главное – здесь очень тепло. Как сказал заведующий интернатом Денис Силкин, уже дважды регулировали систему – делали попрохладнее. Но дети все равно еще не могут сориентироваться: кто-то ходит по коридору в валенках и теплых сапогах, кто-то в тапочках. По словам педагогов, когда ребята в первый раз увидели воспитателя в туфлях, никак не могли понять, что это на ногах, – в прежнем помещении такую роскошь, как ходить в легкой обуви, себе позволить не могли.

 

 

На площади более 4 тыс. кв. метров отдельные жилые зоны – для мальчиков и девочек. Директор школы Виктория Земцова вместе с заведующим ведут нас по комнатам: дети заехали несколько дней назад и уже успели немного обжиться. У девчонок кроме учебников – плюшевые игрушки, мальчишки завесили стены грамотами за победы в патриотических играх и соревнованиях.


– А здесь у нас 11-классники, их всего двое, – рассказывает Виктория Ивановна. – Им учиться и жить здесь осталось совсем немного, поэтому мы разрешили выбрать лучшие комнаты.

 

Кроме жилой части, есть своя прачечная, кухня и очень просторная столовая, небольшие спортзал и актовый зал, куда мы и перемещаемся, чтобы поздравить школьников.

 

 

«Важно для всей тундры»

 

 

В актовом зале на стульчиках рядом сидят Татьяна Кошкарева и Александра Межекова, математик с 35-летним стажем, и завуч, проработавший пять.



– Это очень важное событие не только для Носка, но и для всей тундры, – начинает Александра Межекова.



– У детей была постоянная мечта – большой, просторный дом, чтобы было хорошо и уютно, – продолжает Татьяна Кошкарева.



 

Творческие номера следуют один за другим – дети показывают сшитую ими одежду, читают стихи, поют, пляшут. Как потом расскажет Виктория Земцова, танцевать вообще хотят все. И это неудивительно – в поселке, кроме школы, пойти-то особо некуда. После этого торжественные речи говорят почетные гости.



Депутат Законодательного собрания края Валерий Вэнго вспоминает, как сгорел интернат, когда он учился еще в третьем классе, и как все обещали, что в четвертом он будет жить уже в новом, но вот что-то все подзадержалось.



Максим Чернецов, директор компании-застройщика, рассказал, с каким отчаянием он три года назад смотрел на место будущего интерната – болото, на котором даже строительный вагончик поставить не получалось; как отстроенный наполовину интернат горел, и боялись, что восстановить ничего не удастся. Но все-таки стройка завершилась, и, как сказал уже экс-глава Таймыра Сергей Ткаченко, этот опыт используется уже при строительстве других объектов на Таймыре.

 


– Посмотрите в окно, – он показывает рукой еще на два здания, – это два корпуса садика на 60 мест, который будет сдан в этом году.



 

Новый детсад, новый интернат и не так давно отстроенная школа – все это хорошая основа для дальнейшего развития Носка, где, хочется надеяться, все будет хорошо.



С праздничными мероприятиями мы чудом укладываемся в два часа – вертолет стартует уже в молочной каше. Еще полчаса, и мы бы действительно не улетели. На прощание ребята машут руками, слышится «до свидания», которое очень быстро гаснет в метели.

 

 

Таймыр строится

 

 

Активно строится школа в поселке Усть-Авам на 100 учащихся. Уже сделано свайное основание, установлен металлокаркас, завершается монтаж перекрытий и кровли. Строительство ведется по краевой государственной программе «Развитие образования» за счет краевого и районного бюджетов, общая стоимость стройки – 172 млн рублей.



Начато строительство и в селе Хатанга – здесь возводят здание 1 500 кв. метров под спортивный зал и секции дополнительного образования. Уже заложен фундамент, ведется монтаж колонн каркаса здания. В этом же году начнутся конкурсные процедуры по строительству школы на 100 учащихся в поселке Хета. Сейчас ведется доработка типового проекта здания.

 

Автор Анна Павлова

 

Оригинал статьи

Рейтинг: 100