Окт. 22, 2011

Кто мы: калмыки или русские?

Известия Калмыкии (Элиста)
№203 от 9.11.2010


Олег Очир-Горяев
Кто мы: калмыки или русские?


До появления науки генетики бытовало мнение, что человек той национальности, на языке которой он мыслит.

Зная сегодня о генетике и генофонде, все же зададимся этим риторическим вопросом, немного его перефразировав. Как и когда получилось так, что мы перестали мыслить на своем языке?

Мои родители не говорили по-русски до Сибири, а по возвращении оттуда плохо понимали разговорный русский.

До школы я рос в поселке Комсомольский и не ходил в детский сад, был калмыцким ребенком с калмыцким менталитетом, т. е. я жил в традиционной калмыцкой семье, говорил и размышлял исключительно на родном языке. Мои родители не умели говорить по-русски, как я сегодня, т. к. отец был 1910 года рождения, а мать 1926-го, и даже после 13 лет Сибири их русский был на уровне "моя твоя не знает".

К сожалению, к 1964 году уже не было начальной школы на калмыцком языке, и я был вынужден выживать в 1-м классе со своим дворовым русским, не понимая значения многих литературных слов, не говоря уже о русских метафорах и поговорках. Например, я долго не мог понять смысл поговорки "Простота хуже воровства" и окончательно понял его только через английский.

По окончании средней школы я уже был калмыком с русским менталитетом, т. к. я мыслил и общался в основном на русском и только иногда с родителями на бытовом калмыцком. Я понимал все, что они мне говорили на калмыцком и мог объясниться с ними на бытовом уровне. Но размышлять с ними на калмыцком я уже не мог, т. к. у них было всего 2 класса начальной школы периода ликвидации безграмотности.

И так было до тех пор, пока я не закончил романо-германский факультет Мосгоспединститута, когда мой менталитет стал уже русско-англо-саксонским. Должен отметить, что процесс получения высшего образования у меня был таким же мучительным, как процесс получения среднего образования. Только в аспирантуре своей альма-матер я уже учился как обычный русский парень с калмыцкой внешностью и поведением.

Так кто я? Калмык, русский, немец или англичанин? Дело в том, что с начала перестройки я успел пожить и в Германии, и в Великобритании. И когда я жил и работал под городом Мюнхеном, как-то поймал себя на мысли, что размышляю уже по-немецки. То же самое было и в Лондоне, когда я учился на курсах вместе с англичанами, где, как и они, получил по окончании сертификат преподавателя английского языка. Должен констатировать, что владею в совершенстве тремя языками, кроме, к моему большому сожалению, родного языка.

Когда я жил в Москве, думал на русском. Уже год как живу в Элисте, но продолжаю думать на нем.

Я абсолютно уверен, что мой разговорный калмыцкий восстановился бы очень быстро, если бы все мои родственники и друзья, а также все калмыки говорили на калмыцком - в быту и на улице. К сожалению, мои родители уже давно умерли.

Почему же другие малые народы Северного Кавказа, и у себя дома, и у нас, в кругу семьи общаются на родном?

Так почему они могут, а мы нет? Из моего жизненного опыта напрашивается закономерный ответ: они не имеют такого опыта битвы за начальное и среднее образование, какой имели мы. Недавно разговаривал с представителем одного из малочисленных народов Дагестана и узнал, что начальная школа у них на родном, а средняя - половина - на русском, а половина - на родном. Вот где, оказывается, собака зарыта.

Если это так (поверьте мне как педагогу с большим опытом работы, что это именно так оно и есть), напрашивается следующий риторический вопрос. Почему наше старшее поколение, в отличие от их старшего поколения, допустило такое? Может, за 13 лет битвы за жизнь они поняли, что знание - это сила, а владение русским дает много знаний, а значит, и сил для борьбы за жизнь в условиях доминирования русского социума.

Но, как известно, у всего есть две стороны, вот мы и имеем то, что имеем на сегодняшний день: раздвоение личности калмыка. Хорошо это для народа или плохо - не мне решать. Могу лишь сказать, что в моем личном случае это даже не раздвоение, а "расчетверение" личности. А мне очень хотелось бы быть калмыком с калмыцким менталитетом, но, увы, пока что я думаю по-русски, свободно говорю по-немецки и по-английски и ужасно плохо - на родном.

Мне думается, что сегодня у нас есть великолепный шанс восстановить свою уникальную калмыцкую самобытность, и что самое главное - у нас еще пока все для этого есть.

Поверьте мне: овладеть разговорным калмыцким языком не просто просто, а очень просто. Объясню почему, если кто сомневается. Я обучил очень многих людей разных национальностей разговорному английскому и знаю, о чем говорю. Самое сложное и затратное по времени при обучении английскому - это научить произносить звуки и строить простые обиходные предложения в коммуникативной ситуации. Калмыки могут произносить звуки своего языка и строить обиходные предложения. Их этому учить не надо. Им надо выучить наизусть всего лишь 2000-5000 самых активных слов и все. Казалось бы все просто, да не совсем. Осталось совсем да ничего: всем калмыкам дома и вне дома вдруг захотелось бы говорить между собой на родном и только на родном.

Выношу на ваш суд свой проект восстановления калмыцкого менталитета на основе Калмыцкого национального образования.

ДОШКОЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
Необходимо наряду с русскоязычными создать калмыцкие национальные детские сады для калмыцких детей и всех желающих, где воспитание и подготовка к школе будут вестись на калмыцком по программе, разработанной на национальных культурных традициях, как-то: танцы, песни, сказки, стихи, рассказы, эпос "Джангар" в конце концов (в соответствии с указом президента РК К. Илюмжинова в 90-е годы были созданы национальные группы и национальные детские сады, а Калмыцкая национальная прогимназия открыла двери в 1994 году. - Ред.)

КАЛМЫЦКОЕ НАЧАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ (1-3 КЛАССЫ)
В 1 и 2 классах уроки только на калмыцком. В 3 классе - 70% на калмыцком, 10% на английском, 20% на русском.

КАЛМЫЦКОЕ СРЕДНЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ (4-11 КЛАССЫ)
50% уроков на калмыцком, 20% - на английском, 30% на русском.

КАЛМЫЦКОЕ СРЕДНЕЕ СПЕЦИАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
Создать калмыцкие средние специальные учебные заведения по специальностям:
а) калмыцкий язык и литература (100% на калмыцком), английский язык и литература (100% на английском), русский язык и литература (100% на русском);
б) специалисты масс-медиа (50% на калмыцком, 50% на русском);
в) педучилище (50% на калмыцком, 50% на русском);
г) офис-менеджеры всех необходимых профилей (100% на калмыцком);
е) переводчики-референты всех необходимых профилей и. т. д. и т. п.

ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ
В КГУ на каждом факультете со школьным профилем открыть одну группу, где 50% обучения будет на русском, а 50% на калмыцком, с тем чтобы в дальнейшем выпускники могли преподавать свои предметы на калмыцком. На начальном этапе в калмыцкие группы необходимо пригласить преподавателей из синьцзянс-ких вузов.

По остальным специальностям необходимо провести социологический опрос и выяснить, куда и зачем едут наши дети учиться. Затем на базе КГУ нужно создать совместные калмыцко-британские колледжи, в которых будут преподавать британские педагоги, которые будут обучать по британским программам и учебным материалам и выдавать по окончании дипломы из Великобритании, признанные во всем мире. Пусть потом наши дети поедут с этими дипломами туда, куда им захочется, и работать там, где они будут иметь достойную по своим знаниям зарплату и жизнь. И не страшно, что там не будет калмыцкого социума. И не стоит бояться, что они не вернутся. Не надо забывать, что этнических калмыков никогда не было очень много и никогда не было очень мало: таковы наши гены и таков наш генофонд. Главное заключается в том, что наш генофонд всегда имел свою территорию. Задача состоит в том, чтобы сделать эту территорию привлекательной для жизни, а генофонд - достойный гордости не только для тех, кто живет здесь, но и для всех ойрат-калмыков, живущих за ее пределами.

После беседы с местными калмыками из Синьцзяна я понял, что у них уже есть все то, о чем я мечтаю: детские сады, средние школы и даже свой пединститут с обучением на калмыцком языке. Может, калмыцкий парламент задумается уже, наконец, о калмыцкой средней школе и примет необходимые меры? Начните хотя бы с того, что уже есть, поддержите уже успешно работающие дошкольные учреждения и начальные школы и классы, а также Калмыцкую национальную гимназию. Сделайте на ее базе первую среднюю школу на титульном языке, и лед тронется. Честь и хвала первым энтузиастам калмыцкого языка.

Слышал мнение - мол, зачем все это, мы малочисленны и вымираем. Я бы вообще не придал этому мнению никакого внимания, но вспомнил, как мне один наш ученый калмык-этнограф еще в застойные времена говорил, что наука этнография считает, что народ численностью менее пяти миллионов имеет тенденцию к вымиранию или ассимиляции с большим по численности народом.

Я не этнограф по образованию, но больше согласен с Гете: "Прекрасна теория, не вечно древо жизни". Поясню, что имеется в виду. Когда мы праздновали 400-летний юбилей, я имел возможность общаться с нашим главой республики, которого считаю одним из лучших современных российских политиков, и задал ему по случаю вопрос, будем ли мы праздновать 800-летие. Он ответил положительно. Другого ответа я и не ждал от политика мирового уровня с огромным опытом.

Откуда такая уверенность? Ответ в ответах на вопрос: что если бы нас было больше пяти миллионов? Задумайтесь над ответом, и вы получите ответ.
Рейтинг: 0