Окт. 22, 2011

ПУТЕШЕСТВИЕ В СТРАНУ ЛЮДИКОВ

Карелия (Петрозаводск)
№ 11 от 5.10.2010


Ирина ЛАРИОНОВА
ПУТЕШЕСТВИЕ В СТРАНУ ЛЮДИКОВ


Что это за удивительная страна людиков, в которую нынешним летом отправились ученые, исследователи и художники? Нам известно о вепсах и карелах, проживающих на территории Карелии. Мы знаем о карелах-ливвиках, но, живя рядом, как оказалось, почти ничего не знаем о карелах-людиках, которых, по данным финских исследователей, насчитывается пять тысяч человек и только около тысячи из них говорят на родном наречии.

Мы беседуем с авторами проекта «Путешествие...» Сергеем КАСЬЯНОВЫМ и Денисом КУЗНЕЦОВЫМ, которые пытаются открыть страну людиков широкой общественности.

- Почему такой интерес именно к культуре людиков и кто они?

Сергей Касьянов, руководитель общественной организации ТРИАС:
- Людики проживают в основном на территории Кондопожского района и в селе Михайловское Олонецкого района. Среди карелов выделяются три этнические группы: собственно карелы, карелы-ливвики (олонецкие карелы) и людики. Язык и культура людиков являются наименее изученными, и угроза их исчезновения стоит наиболее остро. Пока не подготовлен и не издан словарь людиковского наречия. Этнос и культура людиков постепенно исчезают. Нет учебных пособий для преподавания людиковского языка в школах, хотя такие словари и учебники есть и у северных карелов, и у ливвиков. В Хельсинки есть общество карелов-людиков, которое уже осуществило немало проектов для поддержки своей культуры: издавало журнал, проводило детский лагерь в селе Михайловское. Мы (ТРИАС) издаем сейчас газету на людиковс-ком языке. Но этого недостаточно, поэтому появился новый проект — «Путешествие в страну людиков».

- В мире все рождается и умирает. Извините за некорректный вопрос, а надо ли поддерживать то, что уходит естественным образом?

С.К.: — Для людей естественно стремление сохранять свои язык и культуру. В современных условиях традиционной этнической культуре в прежнем виде не выжить, и, мне кажется, нужно искать новые возможности. Ее надо не реанимировать, а, скорее, адаптировать к нынешней ситуации. Для этого существует много разных способов, в том числе этому способствует наш проект.

Денис Кузнецов, заместитель директора Карельского государственного краеведческого музея:
— Вы спрашиваете, надо ли сохранять культуру малых народов? Мировая цивилизация складывается из опыта разных культур, и если вдруг какое-то звено выпадает, то это в философском смысле слова обедняет наш мир. В гуманитарном отношении мы говорим про конкретных людей, которые помнят, что их родители общались с ними на людиковском языке, а их дети теперь на нем уже не разговаривают. В экспедиции также активно обсуждался вопрос о ценности места и отличии локальных культур, что позволяет делать то или иное место жизнеспособным. Если жители отличают свой образ жизни от других культур и с любовью относятся к тому месту, где они живут, если стремятся реализовать себя здесь, никуда не уезжая, то в этом и заключается настоящий патриотизм. Культурное своеобразие может использоваться и в прикладных сторонах развития территорий: для туризма, ремесел, брендирования, то есть большей узнаваемости места.

- У кого возникла идея проекта?

Д.К.: — Идея возникла давно, причем одновременно у разных людей. Музей Кондопожского края в лице директора музея и руководителя проекта Ольги Локтевой хотел сделать экспозицию, посвященную традиционной культуре района. Карельский государственный краеведческий музей, который я представляю, заинтересован в поддержке и развитии музейной деятельности в районах Карелии. И мы стали обсуждать, как реализовать идею новой экспозиции. У общественной организации ТРИАС было намерение развивать территорию Кондопожского района посредством использования этнокультурного потенциала, а конкретно людиков. К нам присоединился Олег Николаев, филолог, публицист и исследователь из Санкт-Петербурга. Совместно мы разработали проект, финансирование получили из Благотворительного фонда В. Потанина, выиграв грант в конкурсе музейных проектов «Меняющийся музей в меняющемся мире-2010». На конкурс были поданы 473 заявки со всей России, в результате мы оказались среди тех 22 проектов, что получили поддержку жюри конкурса.

- В чем суть проекта и чем он интересен?

Д.К.: — Мы задумали как начало проекта экспедицию, которая включала в себя не только исследователей, но и художников, ставших полноправными участниками процесса. Эта экспедиция состоялась 9-21 августа. В проекте принимает участие группа молодых художников, занимающихся актуальным искусством, во главе с куратором художественной линии проекта Сергеем Терентьевым, арт-директором медиа-центра «Уыход», Центра культурных инициатив Республики Карелия. По итогам экспедиции должна появиться серия художественных проектов, которые визуализируют образ жизни, культурный ландшафт людиков. Арт-выставка в январе 2011 года будет показана в Петрозаводске, а в феврале в Кондопоге, где параллельно мы планируем провести семинар, посвященный возможностям развития Кондопожского района. Кроме художников из Петрозаводска в экспедиции принимала участие киногруппа из Санкт-Петербурга. В первой половине следующего года должен появиться документальный фильм о людиках (режиссер — Ксения Охапкина). Кроме оперативных фотовыставок будут еще подготовлены музейные выставки и стационарные экспозиции.

- Где проходила экспедиция и каковы результаты?

С.К.: — Мы побывали в деревнях Кондопожского района, основная работа проходила в Спасской Губе, Мунозере, Декнаволоке, Вохтозере, Юркострове, Лижмозере.

Д.К.: - Благодаря жителям деревень мы собрали довольно большую по нынешним временам коллекцию вещей этнографического характера, около 200 предметов. Они будут храниться, и экспонироваться в музее Кондопожского края.

- Неужели еще можно отыскать что-то интересное?

Д.К.: - Надо понимать, что в последнее время все труднее найти вещи, которые обычно собирают музеи, такие как иконы или предметы декоративно-прикладного искусства. Мы собрали не менее интересный материал, например орудия рыболовного и кузнечного промыслов. Мы также сформировали небольшую коллекцию половиков из карельских деревень Кондопожского района. А самое главное - мы нашли много интересных фотографий из семейных архивов советской эпохи, следы которой тоже стремительно исчезают. Экспедиция длилась всего две недели, но у нас теперь есть хороший материал для размышлений, исследований и обобщений.

- А как отнеслась к вашему проекту местная власть?

С.К.: - Кондопожская администрация заинтересовалась нашим проектом, потому что в этнической культуре есть большой потенциал для развития района, для его брендирования, для выделения этой местности как уникальной территории. Согласитесь, сейчас на территории России много довольно безликих районов. При главе районной администрации был создан общественный совет по вопросам развития языка и культуры и разработана специальная программа.

- Каковы направления этой программы?

С.К.: - Важна фиксация языка, исследования — это то, чем мы занимались в экспедиции. Кроме того, это своего рода просвещение — наделение ценностью, казалось бы, обычных вещей. То, что кажется простым и обыденным местным жителям, может обрести особую ценность при взгляде стороннего наблюдателя, специалиста в области культуры. Местные жители часто выбрасывают «старый хлам» — предметы, которые не используются в быту в новое время. Таким «хламом» могут стать прялка с уникальной росписью, ткацкий стан, украшенный чудесной резьбой. Бывает, поговоришь с владельцем этих вещей, и окажется, что прялку и ткацкий стан сделал прадед. Украсил такой резьбой, чтобы память о нем осталась. И появляется желание сохранить семейную ценность на память и гордость внукам... Создается семейный музей. В нем хранится история рождения предмета, его использования, а может оказаться, что с ним связаны предания и события. Предмет становится символом. Хранит историю человека, семьи. Он находится в контексте — это самое важное. А бывает и так, что хотят в музей отдать все, что уже не используется, — все равно на помойку или сжечь, а вот лопатку хлебную пока оставят. Бабушка еще печет калитки, а лопатка-то непростая. До того удобная — калитки аж сами на нее из печи прыгают! Невольно радуешься, что еще сохранилась русская печь в этой семье и традиции многие хранятся, калитки пекутся в ней. Вообще, печь - это функциональный центр избы, символ и хранитель традиционного мира, уклада, традиций. Переделали печь — и ушло все из семьи... А ведь не замечают люди этого. Потом-то поймут, да уже часто поздно бывает. Для этого и нужен сторонний взгляд, об этом и надо с людьми говорить.

- Будет ли для местных жителей какая-то польза в нашествии исследователей и художников?

С.К.: — Нельзя говорить, что экспедиция перевернет мир. Это один из первых шагов на пути сохранения культуры в современных условиях. Формы могут быть самые разные, например развитие туризма. Информация и результаты исследования могут лечь в основу справочников, путеводителей по территории.

Д.К.: — Речь не идет о массовом туризме. Сейчас люди все чаще предпочитают путешествовать по принципу «сам себе туроператор». Идея заключается не в привлечении толпы туристов, а в том, что, когда люди сталкиваются с внешним миром в лице участников экспедиции или туристов, они начинают осознавать и ценить свои самобытность, ландшафт и культуру. Очевидно, что в результате экспедиции сформировался банк интересных идей, которые могут стать основанием для осуществления новых проектов по сохранению и возрождению культуры и языка.
Рейтинг: 0