Nov. 8, 2014

Чемодан – вокзал – Белград?

16.05.14

Судьбу Виктора Наворски (из фильма «Терминал») может повторить серб Аднан Хаджиабдич, бежавший когда-то от войны из Югославии в Сибирь да так и оставшийся в Барнауле без документов и вида на жительство.

Белград – Новосибирск

Житель маленькой мифической европейской страны Кракожии, прилетевший в Нью-Йорк и оказавшийся заложником обстоятельств, таких, что жить ему пришлось в аэропорту, вызывает у миллионов зрителей грустную улыбку и море сочувствия. Новый знакомый «АП» Аднан Хаджиабдич с его историей двух мнений по поводу своей похожести на героя Тома Хэнкса не оставляет: страны, которую он покинул, давно уже нет на карте, югославский паспорт Аднан потерял и уже состоялось решение краевого суда о депортации человека, много лет живущего в России на птичьих правах. Де-юре все правильно. «Закон суров, но это закон», нет оснований пребывания в стране – «чемодан – вокзал – Европа». А с точки зрения человеческой Хаджиабдич за 17 лет жизни в России обзавелся друзьями, женой, по-русски говорит без акцента и иностранца в нем не заподозришь, пока не узнаешь его истории.

Футбольные болельщики-«восьмидесятники» помнят наверняка игравшего за Белград («Београд» по-сербски) Хаджиабдича. В 1991 году бомбардировки американцев прекратили существование СФРЮ, дружественной России Югославии (нынешней весной – печальный юбилей, 15-летие тех событий). Война длилась до середины 90-х, американцы на совесть вбивали клин между Сербией и Косово (геополитическое дежавю мы сейчас наблюдаем и на Украине), пока Сербия не осталась последним оплотом православия на Балканах. Аднан вспоминает, как США помогали Косово деньгами, оружием, «гуманитаркой» и как слабела при этом его маленькая Сербия:

Есть демографические традиции на Балканах. В мусульманском Косово рождаемость всегда была очень высокой, 9-10 детей в семье – норма. Сербские семьи рожали по 1-2 ребенка. Численность не в нашу пользу. Мы бежали от войны куда глаза глядят. У меня друзья жили в Новосибирске. Они позвали – я поехал.

Аднану помогли устроиться в новосибирскую фирму «Компас», распространявшую бытовую химию, мебель, югославскую технику «Горение». Руководители компании были русскими, а значит, им можно было доверять. Вот такие идеалистические взгляды Аднан привез с собой в Новосибирск. Он не расстраивался, когда потерял югославский паспорт и даже когда фирма обанкротилась – снова друзья выручили, на сей раз барнаульские, помогли ему переехать в Барнаул. Вычислив нелегала зимой 2013 года, специалисты УФМС по Алтайскому краю сделали то, что предписывал в этой ситуации закон – направили материалы в суд, который и вынес постановление о выдворении Аднана с территории России.

С точки зрения геополитики

Не верю своим ушам: неужели за 17 лет жизни в России переживший и славу, и войну человек ни разу не пытался оформить вид на жительство? Коренному россиянину, свой первый «паспорт» получающему еще в роддоме, понять это трудно. Но Хаджиабдичу, нашедшему кров в стране, которую он всегда считал покровительницей Югославии, вопросы эти до поры до времени казались неважными, и сегодня 64-летний мужчина лишь простодушно пожимает плечами:

У меня никогда не было проблем, из Новосибирска в Барнаул я нормально ездил. Привык к статусу «гражданина мира», женат гражданским браком. С радостью узаконил бы его, но куда штамп ставить? Паспорта-то нет.

Бессребренику, стеснительному молчуну Аднану и сейчас помогают товарищи. Кристоф Ламри, например, которого познакомил с Хаджиабдичем их общий друг – легендарный атакующий полузащитник, капитан сборной Югославии по футболу Драган Стойкович. Стойкович и Ламри в 90-х были одноклубниками, играли за французский «Олимпик». Сегодня Кристоф тренирует барнаульских мальчишек в ДЮСШ «Рубин», он – гражданин России, у него русская жена, подрастает дочка, и, рассказывая историю своего незадачливого друга Аднана, он смешно и как-то очень по-русски приговаривает «ну ё-моё!»:

Если честно, я был в шоке, когда Аднану отказали в документах. Отказали ветерану югославского футбола, он про себя никогда сам не расскажет, но в молодости он профессионально играл за белградский «Црвена Звезда». Если моему другу удастся легализоваться в России, он сможет помогать нам растить начинающих футболистов. А пока мы не знаем, чем ему помочь, чтобы его не депортировали.

Валерий Зиястинов, редактор сайта News22.ru и знакомый Хаджиабдича, признался, что, когда в отношении Аднана заработал механизм выдворения из страны, у него одновременно включились журналистская хватка и сочувствие. К ситуации, в которой оказался югослав, у нашего коллеги двойственное отношение:

Конечно, плохо, что Аднан, иностранец в чужой стране, вовремя не решил вопрос с документами. Заработала судебная машина, правильно с точки зрения закона, перед которым равны все нарушители миграционного законодательства. Но сейчас с точки зрения геополитической и возвращения Крыма в состав России на ситуацию можно посмотреть и с другой стороны. Апрельский указ президента об упрощенном оформлении российского гражданства – он ведь не только на крымчан работает. Если «Россия своих не бросает», она не бросит и представителя православной Сербии.

В «Терминал»?

Валерий Зиястинов рассказывает, что они с Кристофом помогли Аднану отправить в администрацию президента РФ просьбу об оформлении ему вида на жительство. Оттуда с поручением разобраться ее перенаправили в Федеральную миграционную службу. Ответ пришел накануне Дня Победы за подписью заместителя начальника миграционного ведомства России Николаевской. Не тот, мягко говоря, которого ждали друзья Хаджиабдича: «Ваше обращение о предоставлении вида на жительство Адаму Хадеабдичу оставлено без рассмотрения, так как не содержит достаточной информации для его объективного и всестороннего разрешения». Вот так, умудрившись сделать ошибки в написании и имени, и фамилии человека, чиновница не стала утруждать себя запросом информации о нем в региональном управлении своего же ведомства.

С вопросом о том, что можно сделать для Аднана Хаджиабдича сейчас, когда судебное решение о депортации уже принято, «АП» обратилась к специалистам УФМС России по Алтайскому краю.

Человек нарушил закон, это факт, стало быть, решение суда о выдворении его из страны справедливо, – рассуждает начальник ведомства Валерий Бухтояров. – Но, в принципе, оно может быть отменено в исключительных случаях. Если сам нарушитель миграционного законодательства в рамках гражданского процессуального кодекса РФ обратится в суд для обжалования уже вынесенного постановления и докажет, что в России у него сложились устойчивые семейные связи или, вернувшись на историческую родину, он окажется в сложной ситуации. А с апреля, когда президент России Владимир Путин подписал федеральный закон, облегчающий получение гражданства России, появляется и еще одна возможность – пройти тестирование специальной комиссии. У человека, хорошо говорящего по-русски, знающего историю России, желающего здесь жить и работать, высокие шансы стать россиянином. Проблема в том, что сейчас разрабатывается нормативная база деятельности таких комиссий, стало быть, заработают они только к июню, а по решению суда депортация Хаджиабдича может состояться уже в ближайшие дни. Но, повторюсь, пока человек в стране, по его заявлению можно изменить ситуацию.

«Я постараюсь успеть», – кажется, впервые за годы пребывания в России Аднан осознал серьезность своего положения. Прежней родины у него нет и уже, наверное, не будет, а за право стать гражданином новой теперь придется побороться. Иначе, прилетев в Домодедово или Шереметьево, он может повторить судьбу своего киношного прототипа Виктора Наворски из мифической маленькой Кракожии. Помните? В одну страну ему нельзя, а второй, из которой он прибыл, уже нет...

Судьбу Виктора Наворски (из фильма «Терминал») может повторить серб Аднан Хаджиабдич, бежавший когда-то от войны из Югославии в Сибирь да так и оставшийся в Барнауле без документов и вида на жительство.

Белград – Новосибирск

Житель маленькой мифической европейской страны Кракожии, прилетевший в Нью-Йорк и оказавшийся заложником обстоятельств, таких, что жить ему пришлось в аэропорту, вызывает у миллионов зрителей грустную улыбку и море сочувствия. Новый знакомый «АП» Аднан Хаджиабдич с его историей двух мнений по поводу своей похожести на героя Тома Хэнкса не оставляет: страны, которую он покинул, давно уже нет на карте, югославский паспорт Аднан потерял и уже состоялось решение краевого суда о депортации человека, много лет живущего в России на птичьих правах. Де-юре все правильно. «Закон суров, но это закон», нет оснований пребывания в стране – «чемодан – вокзал – Европа». А с точки зрения человеческой Хаджиабдич за 17 лет жизни в России обзавелся друзьями, женой, по-русски говорит без акцента и иностранца в нем не заподозришь, пока не узнаешь его истории.

Футбольные болельщики-«восьмидесятники» помнят наверняка игравшего за Белград («Београд» по-сербски) Хаджиабдича. В 1991 году бомбардировки американцев прекратили существование СФРЮ, дружественной России Югославии (нынешней весной – печальный юбилей, 15-летие тех событий). Война длилась до середины 90-х, американцы на совесть вбивали клин между Сербией и Косово (геополитическое дежавю мы сейчас наблюдаем и на Украине), пока Сербия не осталась последним оплотом православия на Балканах. Аднан вспоминает, как США помогали Косово деньгами, оружием, «гуманитаркой» и как слабела при этом его маленькая Сербия:

Есть демографические традиции на Балканах. В мусульманском Косово рождаемость всегда была очень высокой, 9-10 детей в семье – норма. Сербские семьи рожали по 1-2 ребенка. Численность не в нашу пользу. Мы бежали от войны куда глаза глядят. У меня друзья жили в Новосибирске. Они позвали – я поехал.

Аднану помогли устроиться в новосибирскую фирму «Компас», распространявшую бытовую химию, мебель, югославскую технику «Горение». Руководители компании были русскими, а значит, им можно было доверять. Вот такие идеалистические взгляды Аднан привез с собой в Новосибирск. Он не расстраивался, когда потерял югославский паспорт и даже когда фирма обанкротилась – снова друзья выручили, на сей раз барнаульские, помогли ему переехать в Барнаул. Вычислив нелегала зимой 2013 года, специалисты УФМС по Алтайскому краю сделали то, что предписывал в этой ситуации закон – направили материалы в суд, который и вынес постановление о выдворении Аднана с территории России.

С точки зрения геополитики

Не верю своим ушам: неужели за 17 лет жизни в России переживший и славу, и войну человек ни разу не пытался оформить вид на жительство? Коренному россиянину, свой первый «паспорт» получающему еще в роддоме, понять это трудно. Но Хаджиабдичу, нашедшему кров в стране, которую он всегда считал покровительницей Югославии, вопросы эти до поры до времени казались неважными, и сегодня 64-летний мужчина лишь простодушно пожимает плечами:

У меня никогда не было проблем, из Новосибирска в Барнаул я нормально ездил. Привык к статусу «гражданина мира», женат гражданским браком. С радостью узаконил бы его, но куда штамп ставить? Паспорта-то нет.

Бессребренику, стеснительному молчуну Аднану и сейчас помогают товарищи. Кристоф Ламри, например, которого познакомил с Хаджиабдичем их общий друг – легендарный атакующий полузащитник, капитан сборной Югославии по футболу Драган Стойкович. Стойкович и Ламри в 90-х были одноклубниками, играли за французский «Олимпик». Сегодня Кристоф тренирует барнаульских мальчишек в ДЮСШ «Рубин», он – гражданин России, у него русская жена, подрастает дочка, и, рассказывая историю своего незадачливого друга Аднана, он смешно и как-то очень по-русски приговаривает «ну ё-моё!»:

Если честно, я был в шоке, когда Аднану отказали в документах. Отказали ветерану югославского футбола, он про себя никогда сам не расскажет, но в молодости он профессионально играл за белградский «Црвена Звезда». Если моему другу удастся легализоваться в России, он сможет помогать нам растить начинающих футболистов. А пока мы не знаем, чем ему помочь, чтобы его не депортировали.

Валерий Зиястинов, редактор сайта News22.ru и знакомый Хаджиабдича, признался, что, когда в отношении Аднана заработал механизм выдворения из страны, у него одновременно включились журналистская хватка и сочувствие. К ситуации, в которой оказался югослав, у нашего коллеги двойственное отношение:

Конечно, плохо, что Аднан, иностранец в чужой стране, вовремя не решил вопрос с документами. Заработала судебная машина, правильно с точки зрения закона, перед которым равны все нарушители миграционного законодательства. Но сейчас с точки зрения геополитической и возвращения Крыма в состав России на ситуацию можно посмотреть и с другой стороны. Апрельский указ президента об упрощенном оформлении российского гражданства – он ведь не только на крымчан работает. Если «Россия своих не бросает», она не бросит и представителя православной Сербии.

В «Терминал»?

Валерий Зиястинов рассказывает, что они с Кристофом помогли Аднану отправить в администрацию президента РФ просьбу об оформлении ему вида на жительство. Оттуда с поручением разобраться ее перенаправили в Федеральную миграционную службу. Ответ пришел накануне Дня Победы за подписью заместителя начальника миграционного ведомства России Николаевской. Не тот, мягко говоря, которого ждали друзья Хаджиабдича: «Ваше обращение о предоставлении вида на жительство Адаму Хадеабдичу оставлено без рассмотрения, так как не содержит достаточной информации для его объективного и всестороннего разрешения». Вот так, умудрившись сделать ошибки в написании и имени, и фамилии человека, чиновница не стала утруждать себя запросом информации о нем в региональном управлении своего же ведомства.

С вопросом о том, что можно сделать для Аднана Хаджиабдича сейчас, когда судебное решение о депортации уже принято, «АП» обратилась к специалистам УФМС России по Алтайскому краю.

Человек нарушил закон, это факт, стало быть, решение суда о выдворении его из страны справедливо, – рассуждает начальник ведомства Валерий Бухтояров. – Но, в принципе, оно может быть отменено в исключительных случаях. Если сам нарушитель миграционного законодательства в рамках гражданского процессуального кодекса РФ обратится в суд для обжалования уже вынесенного постановления и докажет, что в России у него сложились устойчивые семейные связи или, вернувшись на историческую родину, он окажется в сложной ситуации. А с апреля, когда президент России Владимир Путин подписал федеральный закон, облегчающий получение гражданства России, появляется и еще одна возможность – пройти тестирование специальной комиссии. У человека, хорошо говорящего по-русски, знающего историю России, желающего здесь жить и работать, высокие шансы стать россиянином. Проблема в том, что сейчас разрабатывается нормативная база деятельности таких комиссий, стало быть, заработают они только к июню, а по решению суда депортация Хаджиабдича может состояться уже в ближайшие дни. Но, повторюсь, пока человек в стране, по его заявлению можно изменить ситуацию.

«Я постараюсь успеть», – кажется, впервые за годы пребывания в России Аднан осознал серьезность своего положения. Прежней родины у него нет и уже, наверное, не будет, а за право стать гражданином новой теперь придется побороться. Иначе, прилетев в Домодедово или Шереметьево, он может повторить судьбу своего киношного прототипа Виктора Наворски из мифической маленькой Кракожии. Помните? В одну страну ему нельзя, а второй, из которой он прибыл, уже нет...

Рейтинг: 0