Ноя. 8, 2014

А гривны на сувениры раздам

Глава семейства Михаил Ковальчук на работе. Восьмилетний Дима пришел с футбола, и мать шикает на него: «Тише, Анечка спит». Цыплята гомонят при дележке пшена. Не дом – идиллия. Еще бы не слышать разговора по скайпу восьмиклассника Артема с оставшейся на Украине подругой. Ее семья тоже уехала бы в Россию, да боится мести националистов людям, лояльным к «большой сестре».

В дом, где живет сейчас семья Ковальчук, часто заходят гости. Навестили соцработники, привезли школьную канцелярию и одежду ребятам на первое время. Женсовет села заглянул с подарками, а в день, когда приехала «АП», еще одна делегация прибыла. «Добро в хату, мы – Черноокие», – озадачила с порога улыбчивая чета. Супруги Черноокие привезли игрушки двухлетней Анюте да солений-варений, «пока вы обживаетесь». Пока Александр знакомится с мальчиками, тезки Ирины выясняют, что они землячки. Сибиряк Саша Черноокий еще на комсомольской стройке Колымской ГЭС влюбился в украинку Иру, теперь они живут в Михайловском.

– Мы ехали сюда к моему дяде, зная, что не пропадем. Но о такой душевности, с которой нас приняли, и мечтать не могли. Аня любит шлепать босиком по полу, привыкла, на Украине уже тепло, отцвела картошка, – показывая ковер на полу, подарок местных, Ира осеклась на полуслове и смотрит вверх, загоняя слезы внутрь, эта привычка появилась у нее недавно. – С мужем детей от блок-постов увозили – ни слезинки. В поезде температура до сорока у Ани поднялась – держалась. А сейчас страхи позади, а я реву…

Уйти от нацгвардии

Прошло больше месяца с того утра, когда Ковальчуки проснулись от грохота за окном. По улицам их родной Васильковки, как 70 лет назад, шли танки. Сосед дед Кулык, переживший Великую Отечественную и недавний инсульт, едва умом не тронулся. Решил, что снова война. Сорванец Димка (обычно его домой не загнать) носа не совал на улицу: «Я уйду, а тут стрелять начнут».

С начала апреля 36-летнему резервисту Михаилу повестки пошли о призыве в нацгвардию Украины на год. Получив пятую, Ира пошла в военкомат.

Новая власть поменяла и военкомов, на восток страны перевели «западенцев». На человека в форме доводы многодетной мамы о том, что пока она в декрете, муж – один в семье кормилец, не действовали: «Даже если семеро по лавкам, он пойдет служить. Враг увидит, как крепка оборона Украины, и испугается».

– Враг – это Россия, а берут мужиков Васильковки в Черновцы, на запад Украины. Самых крепких берут. Мой муж из Донецкой области, я объясняю, что он только по-русски говорит, потому что Донецк – русскоязычный город, его же убьют в Черновцах…

– Ира, а почему сразу «убьют»?

– Потому что законы там не работают и людей убивают. Набирают резервистов, усиливают ими «Правый сектор», дают оружие и заставляют стрелять в народ. Откажешься – убьют тебя. Я знаю Мишу. Он не стал бы стрелять в людей. На сборы ему дали день – 11 апреля. К ночи, взяв детей и самое необходимое, мы рванули в Россию, бросив все, что нажили за 16 лет.

Но уехать оказалось не просто. Ковальчуки больше суток на своей машине колесили, проехав осадный Славянск, баррикады Донецка. На вокзалах им говорили, что поезда в Россию не ходят. Пробовали уехать из Харькова, но на блокпосту их остановили люди в черной форме с автоматами. Сыновья на заднем сиденье испугались, лишь Аня спала безмятежно у них на коленках. Их отец отдал военным деньги, и семью отпустили. Все шло по плану, разработанному накануне. Таксист-частник довез их огородами до Белгорода, там Ковальчуков встретили и посадили на поезд до Новосибирска воронежские друзья (они, кстати, сообщили, что «дезертира» Мишу уже разыскивает украинская милиция). В Сибири беженцев встречал дядя Ирины.

Пацаны

– Мы сейчас живем в доме Пацанов, – показывает новое жилье женщина и, видя мое недоумение, объясняет - Григорий Владимирович Пацан – мой дядя, давно живет в Михайловке, его сын, тоже Григорий Пацан, в армии контрактником служит, так что нам тут вольготно.

Сыновья Ирины и Михаила уже привыкли к своей новой Заозерной школе, обзавелись друзьями и даже переход с 12-балльной системы оценок на 5-балльную пережили безболезненно. После акклиматизации пойдет в детский сад Анечка. Судя по тому, как просто домочадцы общаются с начальником Управления по социальной политике администрации Михайловского района Сергеем Паршиным, он – частый гость в этом доме. Вопрос Сергею Ивановичу на засыпку: «Что будет делать районная власть, если в Михайловский район, где сильна украинская диаспора, вслед за первыми ласточками потоком поедут вынужденные переселенцы?»

– Для этой семьи на муниципальном уровне мы делаем все, что можем, по законодательству и законам гостеприимства. Ее глава – профессиональный строитель, как только Михаил и Ирина оформят российское гражданство, оба будут трудоустроены. Если украинцы выберут на жительство Михайловку – добро пожаловать. Главное – помочь им с жильем и трудоустройством. У наших фермеров есть несколько вакансий, но, думаю, включатся государственные механизмы поддержки вынужденных переселенцев.

Еще одна добрая весть для Ковальчуков. Специалисты миграционной службы Алтайского края уже приступили к оформлению паспортов РФ переселенцев по ускоренному варианту, прямо на месте, им даже не нужно ехать для этого в Барнаул.

Об одном просит Ирина – не считать их семью халявщиками:

– Мы всегда огород держали, скотину на откорм, у Миши золотые руки, любые строительные работы – пожалуйста. Он большой заказ и перед отъездом выполнил, только зарплату забрать не смог, мы ведь конспирировались. Мы не иждивенцы, не бомжи. Но нельзя жить в страхе, когда тебя карают, если ты не кричишь на всех углах, что Россия – захватчица. Люди там сейчас всего боятся.

Слова многодетной мамы подтверждает Ирина Черноокая, землячка Ковальчук, родом из Ворошиловграда:

– На мое пятидесятилетие Саша мне подарил поездку к родным на Украину. Я была в ужасе, до какой степени там народ обнищал. Шахты закрыты, квартиры брошены, в домах, как в войну, окна забиты. У людей нет денег на продукты и коммуналку, но не дай бог задолжать за газ – его сразу отключают представители той самой власти, что сама за газ России ни разу не платила.

…Под «скучные» разговоры взрослых Дима перебирал гривны, валюту в России бесполезную, скорее годящуюся теперь на сувениры. С купюр на жителей Михайловки равнодушно взирали Иван Франко, Иван Мазепа, Богдан Хмельницкий.

Рейтинг: 0