Ноя. 15, 2015

Карельские причитания произвели фурор в Японии

У книги выдающейся исследовательницы карельского фольклора Унелмы Конкка «Поэзия печали. Карельские обрядовые плачи» непростая судьба. 

Издание было подготовлено еще в 1975 году, но не опубликовано по цензурным соображениям. Автору поставили в вину, что монография не содержала ссылок на классиков марксизма-ленинизма. В 1985 году книгу напечатали в Финляндии на финском языке в серии публикаций Общества финской литературы. На русском языке «Поэзия печали» вышла в Петрозаводске лишь в 1992 году скромным тиражом в 600 экземпляров. 

А осенью прошлого года стало известно, что перевод первой части монографии на японский язык был издан в Токио тиражом 700 экземпляров. В стране восходящего Солнца книга стала интеллектуальным бестселлером и получила положительные отзывы от ведущих японских специалистов по русской культуре. Всего за несколько месяцев тираж полностью распродали, так что сейчас книгу можно найти разве что у перекупщиков, которые просят за нее баснословные деньги. 


Как возникла идея выпустить японское издание карельского плача? Почему в Японии книга о причитаниях оказалась популярнее, чем в самой Карелии, мы поговорили с автором перевода Рёко Ямагучи, доктором наук, преподавателем университета Досися в Киото, которая на днях приезжала в Петрозаводский государственный университет на конференцию «Свое и чужое в культуре».
 

Как вы решили изучать русские причитания? 

- Я начала заниматься русскими причитаниями уже довольно давно, когда училась в университете в Кобэ. Сначала пыталась осваивать эту тему самостоятельно, но потом мой научный руководитель Людмила Ермакова посоветовала связаться с российскими фольклористами и дала координаты Михаила Алексеевского из Государственного республиканского центра русского фольклора. Он начал помогать мне через интернет, так что при его поддержке я смогла написать и успешно защитить докторскую диссертацию про русские причитания.

После окончания университета я несколько лет работала не по специальности, но продолжала изучать русский фольклор в свободное время. Недавно меня приняли на работу в университете Досися в Киото, так что теперь смогу больше времени уделять науке.

Как ваша жизнь связана с Россией?

- Иногда мне кажется, моя душа связана с Россией. Я очень люблю эту страну и своих русских друзей, которых у меня так много и в Москве, и в Петрозаводске. С ними мы постоянно общаемся в социальных сетях. А вот в Японии, к сожалению, у меня очень мало друзей, которые являются носителями русского языка, поэтому устной практики немного. Иногда я говорю по-русски по телефону с Людмилой Ермаковой, особенно когда у меня какие-то проблемы, она всегда помогает мне.

Когда у вас появился интерес именно к карельской культуре и фольклору? 

- Несколько лет назад я поехала в фольклорную экспедицию Петрозаводского государственного университета в Кемь! До этого я почти ничего не знала о Карелии. Я даже немного растерялась, когда увидела ее красоту и силу ее природы. Иногда мне бывало немного страшно, потому что я чувствовала себя на краю света. Но после этой поездки я захотела лучше узнать Карелию и стала интересоваться ее историей и культурой.
 

Почему вы стали работать над переводом книги Конкка «Поэзия печали. Карельские обрядовые плачи»?

- Мне кажется, что это была моя судьба. Дело в том, что в то время у меня были серьезные проблемы на работе. Тогда я купила через интернет книгу «Поэзия печали» и читала ее с увлечением, так что на какое-то время забывала все сложности в жизни. Эта книга была как молитва для меня. Потом мне захотелось перевести её на японский язык, но поначалу я делала это для себя, не думая о публикации. А потом японский поэт и переводчик Оота Сейти предложил мне опубликовать эту книгу и помог договориться с издательством, и я очень ему благодарна за эту помощь. 

Что было особенно трудным при работе? 

- Самое трудное – это сделать красивый и наиболее точный перевод. Многие слова мне были непонятны, но я упорно изучала карельскую культуру и ее обычаи, а в сложных случаях спрашивала совета у своих друзей из России. 

Как книгу приняли в Японии? 

- Сначала я думала, что эту её будут читать только специалисты по России. Но оказалось, что ее покупают и читают не только фольклористы, но и простые японцы. Одна женщина сказала мне, что книга ее потрясла до глубины души. Еще было очень приятно, что мой перевод похвалил Токуаки Баннай, один из самых известных японских специалистов по русскому фольклору. 

Что вы планируете делать дальше в области изучения русского и карельского фольклора?

- Я хочу заниматься изучением карельского языка. Это очень важно для того, чтобы понять, как звучат карельские плачи. Думаю, их звучание – это ключ ко многим вопросам. 

Также буду продолжить заниматься русскими свадебными причитаниями. И, конечно, планирую еще поработать в экспедициях по Карелии.

М. Михайлова, 23.03.15

Рейтинг: 0