Дек. 8, 2017

Чистокровные россияне

Есть такое национальное дагестанское блюдо – халва. В отличие от более известной у нас подсолнечной, она готовится из сливочного масла, муки и сахара. Это блюдо считается у дагестанцев обязательным почти на всех значимых событиях в жизни: на сватовстве, свадьбе, при рождении ребенка, на похоронах…

 

У жителей алексинского села Сенево Велимурадовых эту халву подавали на стол неоднократно. К сожалению, не только по счастливым поводам. Но чаще все-таки по ним. Ведь только детьми семья выходцев из Дагестана пополнялась одиннадцать раз! Недаром хранительница ее очага Тевриз Ширинбековна два года назад удостоена высокой награды Тульской области – Почетного знака «Материнская слава».

 

Восемь детей Велимурадовых – приемные. Решение взять социальных сирот на воспитание они приняли двенадцать лет назад. К тому времени уроженцы сел, расположенных под самым древним городом России – Дербентом, жили в Алексинском районе уже два десятка лет.

 

Сюда после сельхозтехникума распределили главу семьи. Сережа Эмиргашимович трудился главным ветеринарным врачом на животноводческих комплексах тогдашних флагманов алексинского сельхозпроизводства – совхозов «Авангард» и «Игнатовский». И весьма успешно, о чем свидетельствуют многочисленные грамоты.

 

Тевриз Ширинбековна сначала работала в сельском детском саду. А в середине смутных 90-х, чтобы прокормить семью, оформила ИП. И открыла в неизбалованной вниманием торговых сетей деревне небольшой промтоварный магазинчик, который потом в ответ на запросы односельчан перевела в продуктовый.

 

Здесь родились и выросли трое их детей. Примечательно, что свою дочь Велимурадовы назвали Ириной – в честь первой соседки в Алексинском районе, с которой жили, что называется, душа в душу. А старшему и младшему сыновьям дали имена героев любимой многими сказки классика русской литературы Александра Пушкина – Ратмир и Руслан.

 

При этом Велимурадовы никогда не теряли родственные связи с малой родиной. Они у дагестанцев крепкие на многие поколения. Не останавливают даже большие расстояния – такие значимые события, как свадьбы, даже у троюродных и далее племянников отмечают вместе.

 

Однако как ни силен зов могил предков, а уже спустя двадцать лет жизни в Алексинском районе Сережа Эмиргашимович сказал жене: где вырастил своих детей, там и останусь до конца своих дней. Тевриз Ширинбековна и сама привыкла к здешним местам. Природа в Сенево напоминает ей родной Кавказ: холмистая местность, речка Крушма. Летом полно грибов-ягод. С соседями опять же дружно живут…

 

Вопрос о дальнейшей жизни встал ребром, когда родные дети разлетелись из родного гнезда и дом в Сенево стал для родителей слишком большим и пустым. А по соседству жила первая в Алексине приемная семья Першиковых. И ее пример стал руководством к действию.

 

Правда, в то время желающие создать приемные семьи часто встречали настороженное отношение. Досталось и Велимурадовым. «Доброжелатели» едва скрывали ехидство: «Вам детей не дадут. Вы – нерусские!». Тевриз Ширинбековна на это искренне возмущалась: «Мы – чистокровные россияне!». Зато в органах опеки и попечительства оказались мудрые люди: «Детям нужны родители, у которых главная «национальность» – хорошие!».

 

Велимурадовы подходили под эту «графу», как никто другой. По-кавказски крепкая и гостеприимная семья воспитала из родных детей достойных граждан России. Сыновья после вузов связали жизнь с органами правопорядка, дочка трудится психологом-логопедом в детском саду. Дети подарили родителям трех замечательных внуков.

 

Получив в органах опеки и попечительства «добро», Велимурадовы решили, что выбирать воспитанников не будут: каких дадут – таких и возьмут. Потому что верят: плохих детей не бывает, есть недолюбленные. Приемным родителям-новичкам сразу дали трех братьев, которых не хотели разлучать, что мешало пристроить их в другие семьи.

 

Всего на воспитание в приемную семью Велимурадовых передали семь мальчиков и одну девочку, которую другие тоже боялись брать, потому что она была уже большая. Дети из разных городов области – Алексина, Тулы, Киреевска, и даже разных национальностей, но с одинаковой судьбой. Их кровные родители пили горькую, бродяжничали, сидели в тюрьме – в общем, за своими чадами не смотрели. В итоге у детей была педагогическая запущенность, а у кого-то и задержка психического развития, рахит.

 

Проще всего оказалось решить вопрос с обеспечением воспитанников «санаторным» питанием. Дом Велимурадовых – полная чаша. Почти все продукты на их столе натуральные – из собственного подсобного хозяйства. Дети регулярно едят свежие яйца, молоко, мясо, в сезон – овощи и фрукты. Но особенно ребятам нравятся национальные блюда, которыми тоже часто балуют их приемные родители.

 

Дети с удовольствием уминают сочный хинкал с мясом или курицей на мясном бульоне и долму – дагестанский аналог русских голубцов, только завернутых не в капустные, а в виноградные листы. Велимурадовы даже специально развели под окном своего дома местный сорт винограда «черная изабелла». Чтобы готовить долму круглогодично, они собирают и засаливают его молоденькие листья. А зимой просто обдают их кипятком, чтобы соль уходила. Тевриз Ширинбековна сама печет и вкуснейший национальный хлеб.

 

Параллельно пришлось решать проблемы с документами ребятишек. Двоих приемных детей поставили в региональную очередь на жилье для сирот. Для трех с помощью судебных приставов добились алиментов от горе-родителей. Одному ребенку пришлось делать операцию и оформлять инвалидность. Он уже хромал, когда Шевриз Ширинбековна забирала его из интерната. В госучреждении сказали, что это у него старая травма колена. Приемная мать месяц водила ребенка по медицинским специалистам, делала снимки. Но они ничего не могли найти. Пока мать сама не предложила ортопеду проверить тазобедренный сустав мальчика. В итоге выяснилось, что у ребенка генетическое заболевание…

 

Труднее достучаться до ожесточенных сердец ребятишек, которых однажды уже предали самые близкие люди. Ситуации, конечно, возникают разные. Но все конфликты разрешаются мирно. Настолько сильное влияние оказывают на детей горские традиции, носителями которых являются приемные родители и их родные дети. У дагестанцев принято уважать и слушать старших. Приемные дети быстро схватывают такие нюансы. Начинают здороваться со всеми, вставать, когда входят взрослые. И никогда в ответ им уже плохого слова не скажут. Даже, когда приемные родители делают им замечание, то в ответ слышат лишь: «Да, мам, да, пап».

 

— Воспитываем приемных детей, как родных, и даже более ответственно! Мы словно под лупой. Все смотрят, как дети одеты, как ведут себя? Переживаний за приемных детей тоже больше. Сама, чуть задержится ребенок из школы, бегу ему навстречу, — раскрывает еще один «секрет» уважительных отношений в своей семье Тевриз Ширинбековна.

 

Дети в этой семье действительно не чувствуют себя чужими. Как-то один из приемных сыновей Велимурадовых сломал в школе мебель. В семье, как водится, состоялся серьезный разговор. Мальчишка и сам был расстроен: «Мам, я нечаянно!». Родители после этого спокойно отнесли в школу материал для ремонта: мол, с кем в детстве не случаются подобные истории? Главное, чтобы ребенок сделал правильный вывод… И ведь делают! 


Тот самый «крушитель школьной мебели», например, стал во всем первым помощником приемным родителям! Сейчас в семье Велимурадовых шесть несовершеннолетних воспитанников. Даже самые отстающие из них подтянулись в учебе до «хорошистов». Радуют и уже взрослые воспитанники.

 

Старший приемный сын Миша отучился в техникуме, ушел служить срочную и на днях уже вернулся из армии к приемным родителям, которые его очень ждали. И не только потому, что юноше, который воспитывался в семье Велимурадовых с 10 лет, больше некуда идти: он все еще стоит в очереди на квартиру. Миша доверяет приемным родителям свои документы и мечты, советуется с ними во всем, ничего без их ведома не делает.


Старшая воспитанница Люба вышла замуж и родила недавно уже второго ребенка. У нее, кстати, есть свое жилье под Тулой. Но молодая мама живет через дорогу от дома приемных родителей, которые относятся к ее детям, как к своим внукам, и поддерживает с ними самые тесные отношения.

 

Люба часто говорит Шевриз Ширинбековне: «Если бы не ты, мама, не знаю, где бы я была!». Девочка прожила у Велимурадовых всего около двух лет, но и этого хватило, чтобы научиться правильно расставлять жизненные приоритеты. Она старается беречь свою собственную семью, которую, как и приемная мать, радует вкуснейшими хинкали и долмой.

 

Собственно, это еще одно проявление искренней детской признательности – интерес к национальной культуре приемных родителей. 

 

Впервые с Велимурадовыми мы познакомились на одном из городских праздников, посвященных Дню семьи. Они тогда покорили всех своей творческой «визитной карточкой». Это был кавказский народный танец лезгинка, которую глава семьи – загорелый чернобровый мужчина – лихо исполнил «на пальчиках» вместе с приемными детьми – русоволосыми мальчишками. Им восхищенно аплодировал весь зал! Мальчишки на концертах и просто за семейным праздничным столом с удовольствием поют и дагестанские национальные песни. 

 

— Как родные, — удивляется, глядя на это, вся деревня.

 

Ее жители уже давно перестали «перемывать кости» приемным семьям. Вместо этого сами стали их создавать. В настоящее время в Сенево 15 приемных семей, в которых воспитываются около 50 приемных детей. Примечательно, что среди приемных родителей люди разных национальностей – русские, молдаване, украинцы.

 

Именно приемные дети, забота о них помогли Велимурадовым пережить страшную трагедию, которая случилась в их семье в августе прошлого года. Тогда на горной дороге в автокатастрофе трагически погиб их младший сын Руслан, который поехал в Дагестан отмечать среди многочисленных родственников собственную свадьбу. Увы, вместо свадебной халвы, семье пришлось готовить похоронную…

 

Когда Велимурадовы вернулись после похорон из Дагестана, то увидели возле своего дома в Сенево стол с портретом сына, свечами и свежими цветами. Односельчане искренне разделили их горе, всячески поддерживали потерявших сына родителей.

 

Руслан был настоящей палочкой-выручалочкой для всей деревни. Работая в полиции, помогал искать начинающим приемным семьям приемных детей, когда те убегали. Собирался открыть спортзал в сельском клубе для занятий с подростками борьбой, доставал для этого маты…

 

Если в обычной жизни национальные культуры дополняют и обогащают друг друга, то в трагических ситуациях они удивительным образом сближаются. В самом деле, добрые, отзывчивые на чужую беду люди –категория наднациональная.

 

 

Автор: Елена Понкратова

 

 

Оригинал

Рейтинг: 14130