Баба-яга — это старуха, которая ела детей? Не совсем... А что она с ними делала?

scale_1200.webp
0 рейтинг
0 голосов

В известных сказках «Ивашко и ведьма», «Гуси-лебеди» Баба-яга изображена злодейкой, которая хочет зажарить детей в печке. «Баба-яга пошла баню топить. Она тебя вымоет-выпарит, в печь посадит, зажарит и съест, сама на твоих костях покатается». Жуть! Но в этих сказках зашифрован старинный обряд.

Исследователи связывают этот сказочный мотив с реально существовавшим обрядом «перепекания детей», который был известен в Поволжье, центрально- и южнорусских губерниях, а также в Сибири. Об этом рассказывает А. Л. Топорков в статье «Перепекание детей в ритуалах и сказках восточных славян».

Суть обряда в том, что ребёнка клали на лопату и трижды засовывали в тёплую печь. Это как подышать над картошкой, но поинтереснее! Обряд проводился для оздоровления детей, больных рахитом, атрофией и другими недугами, которые вели к истощению организма. Занималась этим как раз бабка-знахарка, та самая Баба-яга из сказок.

Главная цель такого ритуала — сжечь болезнь. Печь обычно олицетворяла материнское чрево, а процесс выпечки хлеба символизировал рождение ребёнка. То есть если малыш родился больным, то это означало, что он «не допёкся в утробе матерней», его нужно перепечь. В Казанской губернии вообще ребёнка заматывали в тесто, оставляли открытыми только нос и рот.

Иногда печь ассоциировалась не с материнским лоном, а с загробным миром, поэтому трижды приговаривали «Откуль пришло, туды и пошло!». Обряд в таких случаях был инсценировкой смерти. Оканчивался он тем, что с ребёнка снимали рубашку, которая была во время ритуала, и сжигали. То есть ребёнок будто умер и вновь родился, только теперь уже здоровым.

Вообще не только славяне так лечили детей! Сажание в печь использовали в народной медицине ещё и немцы, поляки, литовцы, венгры, румыны.

лазня

Но представьте, как выглядел этот обряд глазами ребёнка? Психологическая травма на всю жизнь! В некоторых губерниях считалось, что в избе должен находиться ещё один ребёнок постарше во время «лечения» его маленького брата или сестры. Возможно, старший ребёнок — это олицетворение жизни, его жизненная энергия нужна была для равновесия, чтобы помочь младенцу вернуться из мира мёртвых.

Но подросшему ребёнку казалось, что бабка-знахарка — это ведьма, которая засовывает его братика или сестричку в печь, чтобы съесть. Вот и сформировался такой образ Бабы-яги, которая ела детей.

Оригинал