Дом, в котором любят

ар.jpg
201 рейтинг
21 голосов

Андроник и Ануш Геворкян, семилукские армяне, в конце марта отмечают «серебряную» свадьбу. 25 лет вместе. Трое детей. Корреспондент «СЖ» наведалась в гости, дабы поговорить по душам и заодно приготовить армянское блюдо, рецептом которого мы решили поделиться с читателями. Надеемся, что этот репортаж станет первой ласточкой в нашем новом проекте «Семилуки многонациональные», и мы с вами еще наведаемся в гости к представителям разных культур.

«Есть лишь одна национальность — хороший человек»

…Небольшой домик на улице Индустриальной. Качественно отремонтированный (глава семьи уже давно занимается профессиональным ремонтом), не загроможденный мебелью, а потому какой-то воздушный, и удивительно уютный — это уже Ануш постаралась. При входе в дом чувствуется аромат специй и пряных трав. Что неудивительно — корреспондент «СЖ» идет в гости, чтобы вместе с хозяйкой приготовить одно из армянских блюд — долму. По сути это те же голубцы, но фарш заворачивается не в капустные, а в виноградные листья.

— Привет, Ленушка! — радостно встречает меня хозяйка. — Сейчас пойдем с тобой готовить. Ты не забыла взять с собой хорошее настроение? Это же главный ингредиент нашего блюда!

— Нет, конечно, — улыбаюсь я. — Оно всегда при мне.

На кухне уже крутится шестилетний сын Ануш Артем. Любознательный пацан тут же тыкает пальцем в диктофон: — А что это?

— Профессиональное оборудование журналиста. Чтобы ничего не забыть.

— Ну, все, Тема технику незнакомую увидел. Теперь расспросами замучает, — сообщает Ануш. — Они с папой каждую свободную минуту в гараже. Детали, инструменты, краски… Андроник старается его с детства приучать к мужской работе.

Разведав обстановку, Темыч убегает к себе в комнату играть в машинки, а его место занимает 18-летняя Моника, которая пришла помогать нам с мамой в приготовлении долмы. Девушка учится в педагогическом университете на психолога, и ей это безумно нравится — пошла по призванию. Старшей, 23-летней Сюзанны, в этот раз дома не было. Закончив профильный вуз, она устроилась на работу в ветеринарную клинику и в этот день как раз дежурила там. Летом у Сюзанны свадьба. Будущий муж — русский парень, впрочем, как и молодой человек Моники.

— Моника, а как родители относятся к тому, что оба ваших ухажера русские? — Нормально относятся. — Папа сначала, может, и был против, но потом смирился. Вы же понимаете, что дело не в национальности. На мой взгляд, есть лишь одна национальность — хороший человек.

Женский разговор

Но вот дети ушли, до прихода главы семьи оставался еще, как минимум, час. Мы остались вдвоем с Ануш и смогли поговорить по душам.

— Перед приходом к вам посмотрела в интернете значение имени Ануш. В разных источниках оно трактуется как «сладкая» или «бессмертная». А еще пишут, что Ануш растет удивительно бойким и любознательным ребенком. Так и было?

— Пожалуй, так, — говорит собеседница. — Вот пример. У меня был брат, который старше меня на два года. Мама рассказывала мне, что если его обижали, я всегда напыживалась и шла разбираться с обидчиками. Но во всем остальном я была послушным ребенком, тем более, что у меня довольно жесткие родители. Да и принципы воспитания девочек в армянской семье не давали проявить себя в полной мере. Мальчишкам-то больше там свободы дают, дабы, став мужчинами, они могли принимать решения и отвечать за свои поступки.

— Ты потому и выскочила замуж в Россию через какие-то десять дней знакомства? Чтобы вырваться из клетки?

— Точно. Только вырвавшись из одной клетки, я попала в другую.

— Муж держал в ежовых рукавицах?

— Нет. Просто я тут никого не знала. Это сейчас я могу выйти сама куда угодно, знаю, где что находится.

— А чем тебя покорил Андроник?

— Прической. По крайней мере, это было первое, что я заметила, — смеется моя собеседница. — Потом, он вежливый был. А уж когда показал видео со своих выступлений! (Андроник долгое время профессионально занимался танцами, — прим.авт.). Может, тогда я и решилась.

— А с родителями мужа сразу нашла общий язык, или они долго присматривались к тебе? — Сразу. Я вообще покорная девочка… — после небольшой паузы Ануш, смеясь, добавляет. — Была.

— Твои первые впечатления о России? — Я бы не сказала, что была в восторге. 1996 год. Ендовище. Ни газа, ни дороги, ни-че-го. Для того, что- бы сходить куда-нибудь, даже в магазин, приходилось шлепать по полуметровому слою грязи или снега. Сейчас там, конечно, лучше. Но ничего, справились. Мы прожили с родителями мужа пять лет, а потом стали снимать жилье.

— Ануш, а были моменты, когда вы были на грани развода?

— Я думаю, они у всех семейных пар бывают. Наступает миг, когда ты понимаешь, что все, жизнь кончилась. Былой страсти и влюбленности нет. У нас это было после десяти лет совместной жизни. Да, хотела развестись.

— А что все-таки остановило? — Во-первых, для меня мое честное имя многое значит. А развод бы поставил пятно на моей репутации — вот такая я старомодная. Во-вторых, у нас на тот момент было двое детей, и я на все была готова, чтобы они воспитывались в полноценной семье. И потом… Знаешь, с возрастом приходит не ум, а мудрость скорее. И, к счастью, эта мудрость приходит в том числе и к мужчинам. В какой-то момент Андроник, воспитанный в духе того, что мужчина всегда прав, намекнул мне о том, что если он говорит «нет», то это не всегда «нет», скажем так, в чистом виде. «Я тоже могу ошибаться, — сказал он мне тогда, — а значит, ты тоже отстаивай свою точку зрения». Возможно, это и было каким-то переломным моментом. К тому же, он действительно старался быть внимательным ко мне, к моему самочувствию, желаниям… В общем, я рада, что мы оба стали мудрее и не совершили роковую ошибку.

— Тогда и пришла любовь, заменив собой влюбленность?

— Скорее всего, да. Я многое переоценила тогда и стала куда больше уважать и любить человека, который находился со мной рядом.

О воспитании

— Чем армянское воспитание отличается от русского? Может, назовешь плюсы и минусы каждого — на твой, разумеется, взгляд?

— В Армении воспитывают детей более жестко, особенно девочек. И это, как я знаю на собственной шкуре, не всегда дает возможность быть самостоятельным. Но что мне очень нравится — то, что у нас принято прививать уважение к старшим с младых ногтей. Для меня вот, например, неприемлемо сидеть, когда входит человек старше тебя. И своих детей мы воспитываем так же. И еще мне очень не нравится то, что дети в России довольно рано начинают пить спиртное. В Армении это не принято. И вообще, если брать в целом, здесь порой слишком балуют детей, позволяют им очень многое. То есть, с одной стороны, мне не нравятся слишком жесткие рамки, применяемые в воспитании детей в Армении, с другой — слишком большое попустительство, принятое в России Я, наверное, сторонница «золотой середины». Но это если говорить в целом. У многих моих русских подруг, например, дети воспитываются, на мой взгляд, правильно.

— Понимаю, что, скорее всего, слово папы в вашей семье — непреложный закон. А слово мамы?

— Конечно, закон. Если я, например, слишком вспылила, отругав кого-то из детей, Андроник мне может наедине сказать, что я перегнула палку. Но он никогда этого не сделает при детях!

— Ануш, насколько я знаю, вы ограничиваете время гуляния детей. В 21.00 они все должны быть дома. Дети не возмущаются, учитывая, что их сверстники порой приходят домой за полночь?

— Нет. Привыкли.

— А их кавалеры не пытаются отпросить их подольше?

— Уже нет. Они приняли наши правила.

О традициях

— Раз уж заговорили о традициях… Какие армянские вы перенесли сюда? И какие соблюдаете русские?

— Мне, пожалуй, даже проще ответить на твой второй вопрос. И Андроник, и потом уже девочки, которые поют и танцуют, принимали участие чуть ли не во всех праздниках в Семилуках, а потому волей-неволей переняли многое из русской культуры. Ну и я, как их главный, самый восторженный и верный зритель, тоже.

Что же касается армянских традиций, то мы, как правило, празднуем, 13 февраля. Это армянский праздник Терендез. В этот день принято разводить костры, чтобы супружеские и просто влюбленные пары прыгали через них. Если получится это сделать, не размыкая рук, то пару ждет хорошее будущее. Через костры мы, правда, не прыгаем, но обязательно как-то отмечаем этот день. А в середине июля, через 14 недель после Пасхи, мы отмечаем Вардавар, традиционный армянский праздник в честь Преображения Господня. В этот день принято всех, кто придет в гости, обливать водой. Так что отрываемся по полной!

— Армения приняла христианство в 301 году, то есть раньше россиян на добрых пять с половиной столетий. Обидно, когда, скажем так, не слишком интересующиеся историей мои соотечественники, считают вас иноверцами? Просто потому, что вы приехали из другой страны…

— Ну ведь это во многом от не знания, а не со зла. Хотя иногда да, обидно, конечно.

— Больше всего мне, пожалуй, нравится в ваших традициях, как, впрочем, и в грузинских, и в азербайджанских и в некоторых других то, что ваши народы более сплоченные, вы готовы друг другу помочь. У многих из нас это, конечно, тоже есть, но иногда мне кажется, что у вас это возведено чуть ли не в культ…

— Раньше это было более ярко выражено. Сейчас границы стираются. Помнишь, что Моника тебе только недавно сказала: «есть одна национальность — хороший человек»? И она права. Вот у меня Андроник, когда ему иногда звонят с просьбой о помощи, не разбирает, кто на том конце провода — русский, армянин или еще кто-нибудь. Он просто идет и помогает. Также и ему многие готовы помочь, вне зависимости от национальности.

— У вас очень мало как детских домов, так и домов престарелых…

— И детей, и стариков, как правило забирают либо родственники, либо, если их нет, соседи. Так принято. Но это, скорее, вопрос не традиций, а воспитания. Нас стараются воспитывать так, чтобы было стыдно, если рядом с нами остаются брошенные старики или дети.

И чуть-чуть о политике

Что касается политики, то Ануш от нее далека. Поэтому политические ноты немного добавил глава семьи, Андроник, который — может, запах почувствовал? — пришел аккурат, когда долма уже источала невероятный аромат…

Андроник, кстати, считает, что он абсолютно не «обрусел». Армянин до мозга костей. Но при этом и в Армению уезжать не захотел, когда об этом зашел разговор в семье.

— Я был бы там человеком без прошлого, — говорит Андроник. — А здесь с 13 лет. Почти все мои друзья русские. Я обжился, привык. Да и Армения уже не та. Точнее, не те люди в ней. Там тех армян, что живут в России, воспринимают как ходячие кошельки. Ко мне как-то обращается знакомый: хочу поработать. Делать особенно ничего не умеет. Говорю, что могу устроить разнорабочим на зарплату 30 тысяч рублей. Мало. И это при том, что в Армении он не работает и, соответственно, не получает ничего. Я, к примеру, за что только ни берусь, чтобы семью содержать. Но там почему-то кажется, что если они приедут сюда, то деньги прямо к колесам липнуть будут. Так не бывает. Деньги просто так не достаются.

— Андроник, болит душа, когда узнаешь, что в Армении, мягко скажем, неспокойно? Вновь Карабах и военные действия…

— Больше всего обидно за тех пар- ней, которые полегли за чьи-то политические амбиции. Рано или поздно все это закончится, а пацанов-то не вернешь. Причем и с той, и с другой стороны. А могли, если бы не чьи-то политические разборки создавать семьи и растить детей.

И снова любовь!

— Насколько я знаю, за Ануш ты ездил в Армению? А вариант женитьбы на русской девушке не рассматривался?

— Ой, вот только не нужно делать из меня националиста, — смеется Андроник. — Ты уже знаешь, что я дочь замуж за русского отдаю. А почему поехал в Армению…?! В 1996 году мне было 23 года. Я нормально зарабатывал, но родители все время меня подгоняли: женись. Как-то после концерта я пришел к родителям и сказал: «Хотите, чтобы я женился?! Хорошо, я согласен! Вот вам деньги, покупайте билеты до Армении, будем искать жену там». Поехали. Несколько дней я упорно искал невесту, узнавал у знакомых… Потом пошли знакомиться в семью Ануш. Она меня покорила скромностью, хотя я, конечно, видел, что на самом деле у нее очень сильный характер. Сделал предложение, через десять дней поженились по армянским правилам. Увез в Россию. Расписывались уже здесь, чтобы не было проблем с пропиской. Все! В марте будет 25 лет, как мы вместе. У нас трое деток, она замечательная жена и мама. Думаю, что будет не менее замечательной бабушкой — внуки-то, скорее всего, не за горами.

— Андроник, а когда пришла любовь на смену влюбленности? Я просто спрашивала то же самое у твоей жены. Интересно узнать твое мнение.

— Ну, точно по времени я тебе не скажу. Просто в какой-то момент я понял, что не могу без Ануш.

— Помнишь, как в фильме «Любовь и голуби»: какая тут любовь, когда воздуха мне не хватает, надышаться не могу?

— Так и есть. Когда Ануш приходится куда-то уехать на пару дней, я себе места не нахожу, мне ее очень не хватает. Для меня главное семья, понимаешь?! За нее я что угодно сделаю!

P.S.

А долма, приготовленная нами, получилась удивительно вкусной. Все домочадцы с удовольствием уплетали ее, особенно в сочетании с мацони — густым кефиром, приготовленным хозяйкой дома — и хлебом, выпеченным ею же. Словом, пальчики оближешь!

Благодарим семью Геворкян за гостеприимство и поздравляем с наступающей «серебряной» свадьбой.