На того походишь, c кем хлеб-соль водишь

scale_1200.webp
80 рейтинг
9 голосов

В селе Тележенка многие знают Нурсию Фазилову. Бывшая горожанка приехала сюда 33 года назад из Узбекистана. Добродушная, скромная, трудолюбивая, мама троих детей, она сразу же «пришлась ко двору».

В прошлом году разменяла седьмой десяток, но односельчане по-прежнему зовут ее только по имени – Нурсия. Однако в паспорте имя другое, а в графе с отчеством – прочерк…

«Светлая госпожа»

– Да, для соседей я Нурсия – так проще. А в свидетельстве о рождении записана как Нуринисо, – улыбаясь, объясняет она «путаницу». – Отчества в моем паспорте нет. Зато фамилию я получила по имени отца – Фазила Норматова.

Оказывается, в Таджикистане, где она родилась, фамилия ребенка при государственной регистрации рождения может записываться не только по фамилии отца или матери, но и по фамилии, образованной по имени отца. Вот такая интересная традиция.

Нашей героине очень подходит ее имя – душа у нее истинно светлая, ведь «Нуринисо» в переводе означает «светлая госпожа». Это одно из самых распространенных имен не только на ее малой родине, но и в Узбекистане, где она долгое время жила.

– Родилась я в таджикском горном кишлаке Кизил, – рассказывает Нуринисо. – У меня трое братьев, я среди детей старшая. Наша семья – интернациональная. Мама, Янифа, – башкирка с уральскими корнями. Папина мать – таджичка, а его отец – узбек, и папа тоже узбек. И я узбечка.

О том, как жилось семье в Таджикистане, Нуринисо мало что помнит. В 1954-м, когда ей было всего четыре года, семья переехала в Узбекистан. Тогда это была одна страна, границы между союзными республиками были символическими, и язык для общения не являлся преградой.

Новым местожительством стал город Бекабад, что в 115 километрах к югу от столицы – Ташкента. Здесь жила сестра отца, школьная учительница. Она-то и переманила брата. Крупный промышленный город, расположившийся на живописных берегах Сырдарьи, супругам сразу же понравился. Правда, первое время пришлось ютиться в небольшом глиняном доме, но когда отец стал работать на металлургическом комбинате, ему предоставили благоустроенную квартиру в коттедже.

– С нами по соседству жили семьи разных национальностей: крымские татары, русские и, конечно, узбеки, – повествует Нуринисо. – Жили дружно, как одна семья.

Доброта, вежливость в любых ситуациях, гостеприимство – в национальном характере узбеков. «Ассалому алейкум!» – желают они каждому встречному, а в ответ звучат такие же слова от сердца: «Ваалейкум ассалом!». Что означает: «Мир вам!» «И вам мир!». В Узбекистане сформировался внутренний стержень Нуринисо. Многое заложено в ней и русскими учителями, ведь училась она в русской школе имени А.С. Макаренко. В это учебное заведение ее привел отец.

– Дома мы общались на русском языке, – поясняет она. – На узбекском говорил только папа, но мы хорошо понимали узбекскую речь.

Нуринисо прилежно училась. Была активисткой. Занималась легкой атлетикой и баскетболом, пела в хоре. И все школьные годы мечтала о профессии врача, ей очень хотелось лечить детей. После окончания десятилетки она подала документы в медицинский институт. Но не набрала нужных баллов. Поэтому, окончив курсы машиниста крана, пришла работать на металлургический завод в надежде поступить в вуз на следующий год. Но и вторая попытка не была удачной. Может быть, осмелилась бы и в третий раз, но родился ребенок…

«Себя ругай, а не солнце…»

Бракосочетание состоялось летом 1969-го. Иннокентий Пак был ее одноклассником. Роспись в загсе отметили с родными в домашнем кругу. Свадьба была скромной по количеству приглашенных, но не по числу блюд.

А самым главным на столе был, конечно, плов, без которого в Узбекистане не обходится ни одно важное событие. Как шутят узбеки: «Ты родился – у тебя есть плов, ты женился – у тебя есть плов, ты умер – у тебя есть плов». Плов – это больше, чем еда, это часть национальной культуры.

– Угощали гостей и аппетитными корейскими блюдами, ведь Кеша по национальности кореец, – добавляет Нурсия. – Впоследствии его мать научила меня готовить чимчи, марковчу и другие популярные в Корее блюда, но в день свадьбы я даже названий их не знала…

Первое время, пока Иннокентий учился на очном отделении педагогического института, супруги жили порознь, в домах родителей. Воссоединились, когда получили отдельную квартиру. В 1970-м в семье родился первенец. Через четыре года на свет появилась дочь, а еще через четыре – второй сын. Детям дали русские имена: Валерий, Наталья, Владислав.

После каждого декретного отпуска Нурсия возвращалась в родной рабочий коллектив. Труд в горячем цеху был нелегким, но сил она не жалела. Работа была для нее лучший врач, помогала отвлечься от проблем, которые между супругами стали возникать всё чаще и чаще. И однажды наступил день, когда семейный очаг, горевший четырнадцать лет, потух. И разжечь его вновь у Нурсии не было ни сил, ни желания. Конечно, переживала.

Но кого винить в случившемся? Есть узбекская поговорка: «Себя ругай, а не солнце за то, что сад твой так и не зацвел». Вот себя и ругала…

Через пять лет после развода была вынуждена сменить не только квартиру, но и страну. Решилась уехать подальше от мест, где многое напоминало о неприятностях семейной жизни. Родители одобрили решение и дали согласие на переезд дочери и внуков в Россию.

– Моя знакомая уехала жить в Липецкую область, в село Пружинки, – рассказывает Нурсия. – И я поехала туда же разузнать обо всем. Председатель колхоза пообещал и работу, и жилье.

С радостной весточкой возвращалась она домой. Ее не страшило то, что придется сменить городской быт на сельский. Хотелось спокойствия, работы и свой угол.

Стала домом Тележенка

В 1988-м Нурсия с сыновьями и дочерью приехала в Пружинки. Однако председатель колхоза сменился. Новый работу тоже пообещал, а вот с жильем вышла осечка. Многодетной матери предложили две прокопченных комнаты с печкой и удобствами во дворе. Сама бы она прожила и в таких условиях, но дети… Старшему в то время было 17, младшему – десять.

Что делать? Знакомая предложила проехать по селам. Судьба привела в Тележенку. Выйдя из автобуса, женщины направились опять-таки в правление колхоза. Председатель Дорохин Петр Ильич принял хорошо. Сразу же направил в столовую, и денег там не взяли. Пообещал отдельный коттедж с городскими удобствами. И даже помог перевезти вещи из Пружинок, предоставив грузовую машину. Правда, работу предложил не для «белых воротничков».

Освобождая дом для Фазиловой, бывший зоотехник колхоза сочувственно предупредила новую хозяйку: «Пожалеешь, что сюда приехала. Дояркам тут тяжело, сутками не будешь снимать сапоги с галошами». Но Нурсию, привыкшую к босоножкам, это не испугало.

Первое время, безусловно, было очень тяжело. 38 буренок, к которым бывшей горожанке подойти было страшно, а тем более подоить. Рабочий день начинался с зарей. Дойка три раза в день. Зимой доили на животноводческом комплексе, который находился недалеко от ее дома. Но в теплое время года скот пасли на зеленой траве, а летний стан – на другом краю села, куда доярки добирались пешком. Лишь спустя годы для них был выделен служебный автобус.

С непривычки болели руки от ведер и мешков. И в домашнем сарае было полно птицы и скота. Плюс сад-огород. Когда денег не хватало, садилась за швейную машинку: шила на заказ платья, халаты, подшивала занавески. Помогали дети. Помогали соседи. Все трудности выдержала Нурсия, помня поговорку: «Сил не жалей, работай и не плачь, для нас, людей, работа – лучший врач». В 60 лет ушла на пенсию, проработав последние три года телятницей.

Отчие края

33 года Нуринисо Фазилова живет в России, которую называет второй Родиной. В отчих краях, где живет младший брат и племянники, давно не была. Тоскует. Но вернуться назад – даже в мыслях нет.

– Всем сердцем я прикипела к Тележенке, – говорит она. – Люди здесь замечательные! Село уютное, раздольное. Дети в этом селе выросли. Выучились. Сыновья отслужили в армии. Старший сын перебрался в Липецк. Женился, жена – русская, оба трудятся в малом бизнесе. Дочь Наталья – бухгалтер, живет в Москве. У младшего сына рабочая специальность, подрастает дочь.

Как отдыхает Нуринисо? Любит отгадывать кроссворды, слушать русские народные и застольные песни, много лет пела в сельском хоре. А самая большая ее отдушина – храм, где десять лет назад была крещена по православным обычаям.

Нуринисо по-прежнему радушная хозяйка. Не отпустит гостей, не угостив чашкой ароматного кофе или чая с вареньем. А на праздничный стол непременно поставит свои коронные блюда – плов, чебуреки, манты, а еще… салат оливье и картофельное пюре.

Поистине, с кем хлеб-соль водишь, на того и походишь…