«Прикоснуться к истокам - священно»

tn_203196_72e22a17ed529.jpg
280 рейтинг
31 голосов

Внучка украинцев-переселенцев Нина Григорьевна Пушко побывала на своей исторической Родине, тем самым исполнив мечту любимой бабушки

Почему человека тянет в те места, где он родился, где с самых ранних лет делал первые шаги, говорил первые слова? Этим вопросом задаются люди разных поколений. Уезжая куда-либо далеко от дома, рано или поздно вспоминаешь родные места. 

   Многие меняют прописку, но ближе остаётся та, где прошло детство. Улыбки родителей, бабушек и дедушек, любимая черёмуха за окном, неторопливая лента реки за огородами, плакучие ивы вдоль крутых берегов, стройные берёзки – для каждого что-то своё. Всё это - малая родина. Она находится там, где у человека сердце, куда он стремится каждый раз, когда в жизнь приходят невзгоды и печали.

                              Несбывшуюся мечту осуществила внучка

   Не от хорошей жизни в начале 20 века украинцы переселились в Сибирь. Об этом мы рассказывали в статье "За тридевять земель: как украинцы стали сибиряками" в № 37. Обосновались на новой земле крепко, здесь до сих пор живут их потомки. Но через всю жизнь они пронесли воспоминания о своей малой родине и передали их последующим поколениям. Не проходило и дня, чтобы Василиса Мироновна Пархонова, живя в Сибири, не вспоминала село Вербовец Тернопольской области, в котором жила до отъезда. А внучата слушали её трепетные рассказы про этот далёкий край и тоже невольно мечтали о нём.

   - Бабушка Василиса Мироновна планировала, что вырастет её внук Петя, мой брат, и свозит её в родную сторонку, - с ноткой печали в голосе рассказывает Нина Григорьевна Пушко, её внучка. - Петя вырос, окончил педагогическое училище, потом пединститут, а бабушка к этому времени состарилась, болела. Так больше и не увидела Вербовец. Умерла она в 1979 году. Я твёрдо решила исполнить бабушкин наказ, но удалось это сделать только осенью 2012-ого, когда сама уже была на пенсии, мне был на тот момент 61 год. Раньше бабушка часто рассказывала мне про те места, какой у них был разбит красивый сад с фруктовыми деревьями, какой там тёплый климат. Помню, как я под её диктовку писала письма в Украину, в которых она интересовалась, кто из родственников ещё остался жив. Писать и читать сама не умела. 

   Чтобы съездить на Родину своих предков, Нина Григорьевна позвонила троюродной племяннице Ларисе Смолий, которая жила в Тернополе, а в селе Вербовец Лановецкого района у неё и мужа Владимира жили родители. Получила приглашение и собралась в дальнюю дорогу. В молодости Нина Пушко бывала в Украине несколько раз. Гостила у брата Николая в городе Кременчуге и отдыхала в санатории в Хмельнике Винницкой области. В Тернопольскую же поехала впервые. Купила билеты на поезд. В 2012 году в Украине ещё не велись военные действия.

   - Сама удивляюсь – как это я успела так удачно съездить незадолго до их начала? – рассуждает она. – Через полтора года после моего визита начался конфликт на Донбассе и продолжается до сих пор. Да и состояние моего здоровья тогда было лучше, чем сейчас.

                                  Встреча получилась трогательной

   Племянница Лариса позвала с собой ещё одну родственницу - Любовь Присяжнюк. И вот потомки переселенцев приехали в Вербовец. Долгожданная встреча – эмоции, разговоры и, конечно, слёзы… Сразу вспомнилось Нине Григорьевне детство, заботливая бабушка Василиса Мироновна. Тяжёлая у неё была жизнь – с мужем разошлась, семерых детей растила одна. В Сибирь приехала совсем ещё юной восемнадцатилетней девчонкой.

   Внучка Нина не помнит её смеющейся, веселящейся. Говорит, она всегда была задумчивой, тяжело вздыхала и стонала… Могло ли быть по-другому, учитывая то, сколько она получила похоронок с фронта? А сколько раз приходилось ей самой хоронить своих родных… Вспомнила и то, как с братьями и сёстрами прибегали к бабушке в дом. Она не спрашивала, хотят они кушать или нет, а говорила: "Сядай, ишь", что означало: "Садись, ешь". Особенно им нравились её вареники и пельмени. Обжаривала бабушка их на сливочном масле – вкусном, деревенском, неповторимом… До самой смерти Василиса Мироновна разговаривала на украинском языке и молилась за упокой душ своих близких, ушедших в мир иной: четырёх сыновей, умерших братьев, родителей.

   Прибыв в Вербовец, впервые за много лет Нина Григорьевна вновь услышала украинскую речь. В её детстве все родственники между собой говорили на этом языке, и она его понимала. Далёкая родня удивилась тому, что Нина помнила его. На протяжении всего времени, проведённом в Вербовце, она просила разговаривать с ней только на родном языке бабушки – это придавало её путешествию особенный колорит и немножко возвращало в счастливые детские годы. А гостила она здесь три дня. Затем поехала в Полтавскую область – побывать на могиле у брата Николая, ликвидатора последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

                                       Дом с вековой историей

   Ещё при жизни Василиса Мироновна рассказывала родственнице Любови Присяжнюк, когда она приезжала к ней в гости, на какой улице и в какой хате жила семья Пархоновых до переселения в Сибирь. Любовь показала Нине ту самую бабушкину хату. Удивительно, но она сохранилась до наших дней в хорошем состоянии! А ведь как, казалось бы, всё это было давно – Столыпинская аграрная реформа, длинные вереницы переселенцев, оставивших родные стены, необжитые уральские поля, на которых они строили новую жизнь…

   Стояла хата Василисы Мироновны на окраине глубокого рва, заросшего деревьями бука. Ров огибает этот небольшой участок земли. "Не из-за этой ли маленькой площади уехала из родных мест семья Пархон? Нужно было чем-то кормиться, сажать огород, сеять зерно" - спрашивала себя Нина Григорьевна, оглядывая родовое поместье. Этот дом – не единственный "долгожитель" села. Много в Вербовце таких домиков, которым более ста лет. В них люди уже не заселяются. Вот и эта хата одиноко доживает свой век. Но, что примечательно, стоит не с пустыми глазницами, как это зачастую бывает в умирающих деревнях. И стёкла в окнах на месте, и шифер на крыше. Сейчас прежние хозяева проживают в рядом построенном доме, а этот служит у них чем-то наподобие кладовой. В общем, до сих пор бабушкин дом приносит пользу людям.

   Сложно передать всю палитру эмоций, которые испытала прямой потомок переселенцев, когда увидела бабушкину хату: странное чувство спокойствия, единения, умиротворения, гордости от возможности стать ближе к своим корням. Посмотреть на природу, которую видели они, прикоснуться к стенам дома, в котором они жили – это всё дорого стоит! А особенно - для тех, кто увлекается изучением родословной, кто чтит память своих кровных родственников, как Нина Григорьевна. Этот дом она запечатлела на фотоаппарат с разных сторон, а по возвращении распечатала фотографии. Они и сейчас греют ей душу. Понимает: возможности побывать на бабушкиной малой родине, скорее всего, больше не представится.

                             Чем удивило село Вербовец гостью из России?

   Вербовец - довольно большое село, но в последнее время многие жители разъехались из-за безработицы. Наибольший отток населения был в 2008 году. Вот и в 1907-1911 годах прошлого века здесь началось разорение бедных семейств. Тогда-то и двинулись украинцы на новую территорию. Много вербовчан выехало в Канаду, Аргентину, США, Бразилию. В том числе из родни Пархон одна семья уехала в США. Связь с ними была потеряна. Об этом внукам рассказывала Василиса Мироновна.

   Приблизительно село образовалось в 1643 году. Находится оно у истоков реки Жирак, ниже по течению на расстоянии расположено село Мартышковцы. Местные рассказали россиянке историю своего населённого пункта. Жители соседнего села Комаринцы вымерли от эпидемии чумы. Чтобы заселить помещичьи земли, обрабатывать их, начали вербовать людей из других сёл. От этого слова и пошло название "Вербовец". А вот ещё одна версия: завербованные поселились в долине, близко к речке, около которой росли вербы. Много бед пришлось пережить тем людям. Опустошали село татарские орды, различные эпидемии, голод, восстания, войны. Но оно выстояло наперекор всему.  

   В центре села Вербовец несколько столетий стоял крест – фигура с изображением Божьей Матери, которая оберегала вербовчан. Снесли этот крест в советские годы. В 1993-ем поставили новый и установили каплицу. Рядом с ней – памятник воинам-землякам, погибшим во время Великой Отечественной войны. Эта самая каплица и удивила нашу соотечественницу. Есть такие сооружения практически в каждом украинском селении. Это маленькие домики, в которых находятся иконы с вышитыми рушниками, рядом бьют родники, из них можно попить воды. В каплицы люди заходят помолиться у икон. Это святые места, никто их не трогает, местные жители относятся к ним бережно.

   Съездила дружная компания в Почаевскую Лавру. Это крупнейший православный храмовый комплекс и монастырь на Западной Украине и второй после Киево-Печерской лавры.

   - Было так волнующе! - делится воспоминаниями землячка. – Сюда бабушка в юные годы ходила молиться. Она была верующая. Уже в Сибири, если мы, внучата, придём к ней в дом, а бабушка стоит перед иконами и читает молитву, мы садились тихонько и, не шевелясь, ждали, когда она закончит молиться. Пока наша Василиса Мироновна была молода, вместе со швеёй Ефимьей ходили пешком в Тобольск – в церковь, Богу молиться, а ведь это огромное расстояние! Все родственники относились к ней уважительно. Из Украины бабушка привезла с собой в Сибирь толстую книгу с молитвами. Подписана она была уже рукой моей мамы: "Почаево, 1907 год".

                               Вот такой "привет" из родного уголка

   Почему это так важно – помнить историю своей семьи? Испокон веков знание своего генеалогического древа считалось делом чести, уважалось и поддерживалось. На знакомстве с биографиями предков узнавали, что такое достойная жизнь, подвиг, какие черты характера были в роду, какие достижения, ценности передавались. Знакомились и с географией рода. Это знание является связующим звеном для поколений, делает каждого представителя частью единого целого, помогает обрести чувство сопричастности.

   Так считает и Нина Григорьевна Пушко. Три дня, проведённые на исторической Родине предков, оставили неизгладимый след в её душе. Из Украины она уезжала с чувством исполненного долга. И правда, что может быть ценнее, чем исполнить мечту близкого тебе человека, пусть даже спустя много лет?                                                                         

   Всю свою жизнь Василиса Мироновна Пархонова тосковала по родной земле. Десятилетия спустя внучка Нина не забыла о бабушкиной просьбе. С Тернопольской области потомок переселенцев увезла не только новые адреса и душевные воспоминания, но и немножко вербовецкой земли.

   - Взяла я перед отъездом в Украину горсточку земли с бабушкиной могилки в деревне Заборке, где она доживала последние годы, - рассказывает Нина Григорьевна. – По приезду в Вербовец высыпала её около хаты, где она провела своё детство. И там взяла горсточку земли, которую потом высыпала к бабушке на могилу. Она ведь так хотела ещё раз увидеть свой край, но не получилось. Жаль, конечно, что не дружат теперь наши государства, ведь у них общая история …

                    Любовь к исторической Родине воспитывают с детства

   На память потомку переселенцев местные жители подарили книгу "Вербовец", написанную сельской учительницей на украинском языке. В ней Нина Григорьевна нашла легенду, передающуюся в том краю из поколения в поколение. Читая эти строки, вспомнила, что точно такую же историю ей в детстве рассказывала бабушка.

   - Самая высокая точка в Вербовце – Стельмахова гора, - говорит Нина Пушко. – Выйдешь на эту гору – увидишь всё село и ещё соседнее. Сама я на эту гору не поднималась, но мы проезжали около неё. Давным-давно стоял на этой горе замок и церковь. Люди ходили в церковь босиком, берегли обувь, носили её в руках. Одна женщина засмотрелась в сторону и босыми ногами ударилась о камень, разбила палец. От боли она крикнула на церковь: "Чтоб ты провалилась!". От страшного неразумного высказывания церковь ушла под землю. Неделю люди поднимались на гору, ложились на землю и слушали звон церковных колоколов, доносившихся из-под земли. Женщина эта заболела, мучилась, осознавая свою вину. До сих пор местные ребятишки, поднявшись на гору, прикладывают ухо к земле, чтобы услышать голос истории родной земли…

   Любить свой край, знать его богатства, особенности, культуру, предания – на этих лучших чувствах и воспитывается подлинный патриотизм человека. Люди, изучающие летопись своей страны, справедливо считают, что она помогает жить. Не для того ли Василиса Мироновна рассказывала внукам о своём украинском прошлом, чтобы они тоже прониклись теплом к её малой родине? Эти душевные истории сделали своё дело.

   - С родственниками, которые сегодня живут в Украине, мы общаемся, созваниваемся, - напоследок добавляет Нина Григорьевна Пушко. – В июне прошлого года Лариса, которая тепло встретила меня в Вербовце, приезжала в Россию. У неё, кроме нас, есть родня в Ишиме, Нижнем Тагиле. Боялась ехать, переживала, как её примут здесь. Я ей сказала: "Не бойся, никто вас не обидит! Ты увидишь, что русские – люди хорошие. А всё, что там у вас говорят про нашу страну – политика, и не более того". Её семья погостила в разных городах России, и никто им плохого слова не сказал. Поэтому мы ещё раз убедились: простое население – что русские, что украинцы – хорошо относятся друг другу, люди хотят жить мирно! Раньше мы были единым народом, гражданами Советского Союза. Но ещё до его образования, в начале 20 века русские выручили малоземельных украинцев, предоставили им свои территории, дали возможность начать более свободную и счастливую жизнь, об этом не стоит забывать! Я маме своей, бабушкиной дочери Вере Константиновне, говорила: "Если бы ваши родители не переехали в Сибирь, то в годы войны неизвестно, выжили бы вы или нет. Братья погибли, защищая Родину, а вы, девочки, живы…". Благодаря этому наш род продолжается! Моя мама всегда приговаривала: "Украинцы – дружный народ". Нам, своим пятерым детям давала наказ: "Живите дружно, помогайте друг другу. Почитайте Бога!". Со своими сёстрами Зоей и Марусей они и правда жили мирно, поддерживали друг друга и морально, и материально. Да и чужим, кто нуждался в помощи, помогали. Глядя на них, и мы, родные и двоюродные братья и сёстры не ссоримся между собой. Поддерживаем связь и с троюродными.

   Нина Григорьевна Пушко, живя в России, никогда не стеснялась своих украинских корней. Гордится тем, что повидала бабушкину Родину, прикоснулась к своим истокам. Это придало ей жизненных сил, зарядило положительной энергией на долгие годы. Жалеет только о том, что раньше мало расспрашивала бабушку об её жизни. Молодой не надо это было, а теперь собирает всё по крупинкам, восстанавливает образы, разговоры, всё это записывает в тетради на память потомкам, их уже накопилось много. А своим внукам и племянникам наказывает: "Пока живы мы, старшее поколение, спрашивайте, интересуйтесь родословной! Наступит такое время, что вам захочется узнать, а спрашивать будет не у кого…"