Репортаж с высокой колокольни. Будни звонаря астраханского кремля

ch1.jpg
210 рейтинг
21 голосов

Звонарь Успенского собора и смотритель башенных часов Сергей Нефедов уже 30 лет следит за главными стрелками Астраханской области и бьет в колокола. Мы встретились с ним, чтобы расспросить обо всех тонкостях этой необычной профессии.

Двадцать семь этажей

Поворот ключа в замочной скважине, и мы попадаем внутрь башни. У входа — два велосипеда и запчасти от них. Оказывается, на них Сергей ездит на работу. Свой выбор он объясняет не только отсутствием платы за проезд, но и удобством, а также пользой для здоровья.

Начинаем свой подъем на высоту 27-этажного дома. Лестничные пролеты отличаются между собой: есть каменные, есть деревянные. Каждый имеет разный наклон и ступени разной высоты. По словам нашего путеводителя, именно благодаря этой особенности подниматься на колокольню легко, поскольку работают разные группы мышц. А может дело просто в самом разнообразии, которое не так утомляет.

ch4.jpg

«А если вот одна и та же ступенька, одни и те же подъемы, одни и те же углы, то я уже на десятом этаже скисну. А здесь — нет. Многие отмечают такой парадокс: поднялись высоко, но не сильно устали», — объясняет мужчина.

Однако к концу подъема сердце неподготовленного человека все равно начинает колотиться, в то время как Сергей резво преодолевает ступеньку за ступенькой.

Время от времени на колокольню поднимаются знаменитости. Путешествие наверх уже совершали Людмила Путина, Игорь Угольников, Игорь Прокопенко, Александр Починок, Михаил Башкатов, Анастасия Заворотнюк и многие другие.

Наверху самое время отдышаться и оценить окружающую красоту. Вид на город открыт с четырех сторон. Уже тридцать лет наш герой наблюдает за тем, как Астрахань растет и развивается, как степь постепенно уступает место новым жилым микрорайонам.

ch5.jpg

Снизу часовщика иногда замечают дети, и начинают махать ему, словно ожившему персонажу сказки. Он отвечает им тем же. «Дети радуются, мне это очень приятно», — говорит Сергей.

Дело жизни

Работает Сергей с 1991 года. Помимо механизма кремлевских часов, он занимается часами, расположенными на главпочтамте и в драматическом театре. Кроме прочего, мужчина является электриком. На колокольню Сергей Нефедов поднимается до восьми раз в неделю, два раза из них заводит часы.
Свою карьеру звонаря Сергей начал не в Астрахани, а в Севастополе еще в начале восьмидесятых, когда действовал запрет на колокольный звон. Сергей ходил в церковь и сам вызвался собрать колокол. Материалов и интернета с мастер-классами тогда не было, сделал по наитию. И все заработало. Звонить в свое детище Сергей стал сам. «В итоге это стало делом жизни», — говорит он.

Как говорит звонарь, научиться этому искусству может любой человек, лишь бы было желание, базовый музыкальный слух, чувство ритма и вера. «Был и пионером и комсомольцем, всем на свете, но все время меня тянуло к старине. А где найти старину? Старина тогда была только в церкви», — рассказывает Сергей Нефедов. С тех пор с церковью он связан неразрывно.

Чижик-пыжик, где ты был?

Звонарь начинает отбивать с колокола лед. Говорит, что делает это, так как он очень сильно портит звон. Удивительно, но даже звук отбивания льда получается мелодичным и затрагивающим душу. Большого колокола в звоннице нет, поэтому вместо него для создания басовой партии приходится использовать заменитель – пластину, которая называется «била».

ch8.jpg

От изначального количества колоколов не осталось практически ничего — лишь только те, которые относятся к часам. Церковные же, общий вес которых составлял около 100 тонн, не дожили до наших дней. Сейчас используются те, которые удалось собрать с миру по нитке в последние годы. Некоторые специально заказывали в Воронеже. Раньше даже люди жертвовали: приносили и рынды корабельные, и колокола с дефектами.

— Можно ли на колоколах сыграть «Чижика-пыжика» как в фильме «Иван Васильевич меняет профессию»? — интересуемся мы.
-При желании можно, но в православном звоне, в отличие от католического, нет мелодии. У нас язык ударяет по колоколу, а у них колокол по языку. В православном звоне основа – ритм. Мы зажаты в рамки, но даже в них можно немного импровизировать.

ch9.jpg

Когда Сергей бьет в колокола, он надевает наушники, чтобы не портить свой слух. Кроме того, звонарь отмечает, что благодаря им слышно мелодию – без наушников вблизи все звучит как сплошной гул.
Пару лет назад в ансамбль добавили электронный колокол на моторчиках. С ним произошел забавный случай. Однажды в два часа ночи, во время грозы, он сам включился из-за молний. После этого люди, не знавшие об этом электронном помощнике, долго удивлялись, что колокола начали звонить сами по себе, без звонаря, думали, чудо произошло.

Впрочем, несмотря на эту прогрессивную систему, Сергей все же старается звонить сам, поскольку звук автоматических колоколов считает «слишком правильным».

Хит-парад астраханских звонниц

Сергей Нефедов поделился своим личным рейтингом астраханских звониц. На первой строчке – Церковь Казанской иконы на улице Чехова. В ней находится самый большой 10-тонный колокол. Весь звукоряд полностью сгармонирован, поэтому набор колоколов похож на музыкальный инструмент. Для звонаря это бесценно. «Серебро» Сергей отдает Благовещенскому монастырю возле Морского сада. Третье место достается колокольне астраханского кремля.

С коллегами из других регионов Сергей постоянно на связи. Они приезжают из Москвы, Архангельска, Волгограда. Слушают и оценивают звон астраханца. И он перенимает у них что-то полезное для себя.
Преемника у Сергея пока что нет. Если и появляются желающие, то только до первых холодов.

Работа эта, хоть и романтичная с одной стороны, но все равно имеет много профессиональных тонкостей. Нужно точно знать когда надо звонить во время службы, когда не надо, когда остановиться. Бывают же и ночные службы. Я все время подстраиваюсь, поэтому не могу располагать своим личным временем. Приходится быть начеку круглосуточно».

Сергей говорит, что начнет подбирать учеников, когда сам будет заканчивать трудовую деятельность. А пока продолжит работу в одиночку.

Часики не тикают

Карантин прошлой весны не обошел стороной и часовщика. Пока он соблюдал самоизоляцию, главные городские часы встали и не работали месяц. Стрелки оживились, когда Сергею снова разрешили выйти на работу. «Если городские часы остановились, то это не очень хороший знак. Уныние, еще и часы стоят – это не is good», — смеется мужчина.

Поднимаемся на этаж выше, где находятся куранты. Ступени следующей лестницы настолько крутые, что каждая следующая находится на уровне глаз. После подъема слышен ровно звучащий часовой механизм. Интерьер помещения идеально подходит для ретро-фотосессий.

ch12.jpg

Курантам почти 200 лет. Их изготавливали в Германии. Они имеют механизм для музыкального звона, что является редкостью. В последний раз ремонт часов производился в 1930-х годах, при этом, по словам Сергея, они работают как положено.

Часы не очень хорошо переносят холод или жару. Например, когда они промерзают, металл сжимается и стрелки начинают спешить. Так, за одну морозную ночь часы могут уйти на десять минут вперед. Тогда часовщику срочно приходится подниматься на башню и устанавливать точное время.

Дальше мы попадаем в небольшую будку, где находится сам часовой механизм. Запах старых шестерней перемешивается с запахом машинного масла, которое Сергей называет одной из важных деталей. Для него он даже заказал старинную масленку.

ch14.jpg

Когда Сергей только начинал свою работу, циферблат выглядел по-другому. Стекло было очень толстым, и цифры на нем были нанесены черной краской. В таком виде они ему не нравились. Новые мужчина сделал сам из нитрида титана, которым покрывают церковные купола.

Подсветка также претерпела изменения. Раньше просвечивала вся конструкция, на которой держится циферблат, так что было непонятно, где стрелки, а где каркас. Сергей установил отдельные светодиоды с наружной стороны часов.

«Бывает, ждешь, когда пробьют часы, а время все тянется и тянется. А когда занят, особенно интересным делом, складывается ощущение, что они издеваются. Они бьют прямо через каждые полминуты, время бежит! Вот как раз тут-то его ощущаешь», — откровенничает Сергей Нефедов…

Оригинал статьи