В погоне за новыми впечатлениями

IMG_20201230_133509.jpg
21 рейтинг
3 голосов

Можно выйти в сад за домом, сидеть на скамейке у обрыва и общаться с горой напротив. Слушать аяты из Корана и историю про сам старинный Коран ХVIII века. Сходить к соседям за свежим молоком для деда Ахмеда, потому что своих коров он уже давно не держит, «нырнуть» в бурдюк за целебным сыром, приготовить хинкал (очень похожий на аварский, но он дидойский), научиться ловко, как Патимат, вертеть спицы в руках и долго любоваться тайными посланиями на шерстяных носочках цIинтIай.

Вдохновиться и пуститься по всей республике на поиски мастерицы, которая бы умела вязать настоящие национальные носочки и найти десятки настоящих, потому что у каждого они свои неповторимые. Удивляться иностранной малине из Интернета, прижившейся здесь, высоко в горах, за тысячи километров от иностранного дома, вопреки прогнозам бывалых земледельцев…На этом дагестанские приключения только начинаются и есть еще десятки неизведанных, скрытых мест и людей.

Этнографический туризм глазами ученых

А недавно ученые Дагестанского федерального исследовательского центра Российской академии наук совместно с Субтропическим научным центром РАН разработали маршрут десятидневного этнографического тура по Дагестану.

Согласно разработанному маршруту туристы увидят Махачкалу, Верхний Гуниб, Арчи, Сулакский каньон, водопад Салта, покатаются на конях в селах Хилих, Кесер, Хитаб, Кубатль, увидят гору Таклик.

http://dagpravda.ru

– Кавказ всегда был интересным объектом этнографического исследования. Вплоть до настоящего времени он сохраняет формы традиционной культуры, это мировое культурное наследие. Поэтому исследования, объектом которых выступают традиционные общества Кавказа, их культура, пути адаптации к динамично меняющемуся миру приобрели особую актуальность, – отметил заведующий лабораторией этносоциальных исследований Субтропического научного центра РАН Александр Садовой.

На сайте Министерства науки и высшего образования России сообщается, что реформы XX века привели к масштабному переселению горцев на равнину. В результате более двухсот горных сел и хуторов, большое количество террасных полей, садов, сельскохозяйственных угодий оказались заброшенными. Отток жителей горных районов продолжается и в настоящее время. Попытки решить проблему «бедности» горных анклавов исключительно через развитие частного эко- и этнотуризма не увенчались успехом. Зачастую создаваемые организации входили во внутреннее противоречие с системой нравственно-этических норм, укрепляющих позиции права сельских общин, в частности, в Дагестане – с джамаатами.

http://dagpravda.ru

– Прежде чем развертывать­ сеть историко-культурных марш­-
рутов и экологических троп, обязательно должны быть проведены полевые этнографические исследования. Наш проект направлен на комплексное исследование рекреационного потенциала горных этнокультурных ландшафтов и формирование оптимальной модели устойчивого развития региона. Для нас это очень важно: прежде всего это пополнение семейных бюджетов и улучшение качества жизни горцев, – пояснил руководитель проекта, заведующий отделом этнографии Института истории, археологии и этнографии ДФИЦ РАН Магомедхан Магомедханов.

В экспедициях по горному Дагестану ученые собрали материалы, раскрывающие современную демографическую, этнокультурную, экологическую ситуацию. И одним из перспективных направлений они считают развитие «коврового» туризма в Дагестане.

Сохранение традиционных жилищ формирует условия для развертывания поселковых и «родовых» музеев, замкнутых в одну сеть историко-культурного маршрута

Почетный научный сотрудник, профессор колледжа Св. Антония Оксфордского университета Роберт Ченсинер говорит, что ковроткачество было известно многим народам, населявшим хребты вдоль Великого Шелкового пути, который развивался еще во II веке до нашей эры. На Северном Кавказе одна ветвь пути проходила через высокие перевалы Главного Кавказского хребта на Южный Кавказ, а другая – вдоль западного побережья Каспийского моря по каспийскому коридору через территорию современного Дагестана. Результатом этих связей стала интеграция населения Азербайджана и Дагестана с соседними народами через сферу материальной и духовной культуры. В Европе коммерческий и эстетический интерес к кавказским коврам начал расти еще в XV веке, в конце XVIII в. экспортная торговля азербайджанскими и дагестанскими коврами в Европу была уже свершившимся фактом. Но в последние десятилетия «ковровый»­ туризм развивается только в Азербайджане, в Дагестане он полностью отсутствует.

http://dagpravda.ru

В нашей республике производят самые долговечные ковры. Если средняя продолжительность жизни персидского ковра равна 70-150 лет, то дагестанские ковры «проживут» 300-400 лет. О дагестанских коврах ещё в древности писал сам Геродот. Вспоминаю, как, будучи в центре ковроделия – в Табасаранском районе – местные мастерицы рассказывали мне, что заказы все же бывают, в основном просят соткать портреты. Знаменитые на весь мир табасаранские ковры начинаются с обрезки, мойки, сушки и сбивания шерсти. Плотные хлопчатобумажные нити туго и тесно натягивают на раму параллельно друг другу, точно стальные струны. Не все промыслы в Дагестане удалось сохранить. По словам Магомедхана Магомедханова, в горных селах есть возможность для восстановления ремесел.

http://dagpravda.ru

Сохранение традиционных жилищ формирует условия для развертывания поселковых и «родовых» музеев, замкнутых в одну сеть историко-культурного маршрута. Для населения горных селений Дагестана характерно крайне бережное отношение к традиционной одежде и утвари, что дает возможность с минимальными затратами формировать экспозиции, посвященные традиционным формам хозяйственной деятельности. В них можно включить продукцию местных промыслов – традиционные сельскохозяйственные орудия. Также несколько историко-культурных маршрутов можно сформировать в контексте концепции «паломнического туризма». В этом районе Дагестана ярко прослеживается наследие арабо-мусульманской культуры.

Глазами журналиста

Дагестан означает «Страна гор». Логично, скажете вы, Дагестан – это горы. Но только 39,9% территории республики занимают горы. А равнины – 43%.

http://dagpravda.ru

Самое большое озеро в мире с золотистыми пляжами, вереница величественных гор, где-то практически вплотную подходящих к береговой полосе, а где-то они настолько неприступны, что уже на протяжении многих столетий привлекают покорителей вершин со всего мира. По дороге ко многим открытиям туристы увидят мосты старые и новые, связывающие аулы, районы, а вместе с ними прошлое, настоящее и будущее и будут восхищаться горской архитектурой, которая много раз подвергалась исследованиям ученых.

В погоне за новыми впечатлениями можно оказаться на балконе у Расула. Этот балкон – лучшая смотровая площадка в селе, он точно парит в воздухе. Во все стороны с богатырским размахом вырастают горы, покрытые зеленью и снегами, начертанные дорожками-нитями, точно вены. И здесь всегда появляется радуга после дождя, и, кажется, будто выходит она именно из этого же балкона, повисит над землей и обратно в дом. Самая высокая точка горы – свыше 3000 метров. Говорят, что даже местные мужчины не смогли забраться на вершину, потому что горы скалистые. Да, есть такие недоступные горцу пределы. Так и осталась непокоренной гора Тархо, где живут туры, а вон за той горой уже ледники.

http://dagpravda.ru

А в Гуниб все же лучше приезжать в мае – дышать сосновой пыльцой. В Верхнем Гунибе почти всегда солнечно и тепло, воздух богат озоном, склоны покрыты ковром субальпийских лугов. В гуще соснового леса встречается реликтовая береза с необычной корой розоватого цвета. Этот редкий вид был назван в честь географа и натуралиста Густава Радде, исследовавшего кавказский край во второй половине XIX века. Потом стоит искупаться в наших водопадах, в Дагестане их много. Некоторые, например, подземный водопад в Салтинской теснине, имеют весьма причудливые формы. И один из самых высоких водопадов России – водопад Чараур.

Оригинал статьи