Вера – духовный стержень культуры

6546545623132131300.jpg
555 рейтинг
60 голосов

Где сохранялись семейные, культурные и обрядовые традиции у старообрядцев, там и крепка вера. 

Дорога к храму

Когда в селе Куйтун Тарбагатайского района в середине 95-го года появился молодой священник, бабульки только головами крутили и вздыхали: «больно молод батюшка для духовных треб». Уразумели не сразу, что за внешним хрупким видом сила духа большая кроется. Через месяц уж знали, что их отец Сергий силен знаниями, умен не по возрасту, трудолюбив не по силам и, главное, сострадателен – кого словом, кого делом поддержит. Вообще-то, старообрядцы – семейские – народ осторожный. Привыкшие жить обособленно, не сразу к себе в душу чужого пускают, присматриваются долго. Но как-то так получилось, что семья уставщика Леона Власовича и Анны Стефановны Афанасьевых, у которых поселился юноша, приняли Сергия как родного. Может, от того что своих детей не нажили и этого – долговязого, с голубыми, печально добрыми глазами и пушистыми русыми кудряшками – почитали за сына.

Фото: "Мир Байкала"

Поначалу определили постояльца на жительство в тепляке, а вечерами приглашали сотрапезничать в дом, чтоб понять, чем да как жил юнец. А каков сказ о жизни у того, которому за плечами немногим больше двадцати? В трех предложениях все можно уместить. Вот и сказывал, что корнями с Нижнего Тагила Свердловской области из крепких кержаков, что веру свою допетровскую не предали. Более всех про бабушку свою – Зинаиду Максимовну Репьеву, потомственную староверку – рассказывал. Это она молилась по старым традициям долго и усердно. Это от нее интерес к книгам духовным пробудился, а где книги – там уразумение, вопросы. На душу трепетную, коли она светлая, быстро благодать ложится да каким-то чудесным образом душу ту заполняет. В молельный дом – с бабушкой, с вопросами бытия – к ней, родимой. А разве та глупому научит? Все доброе от них – мудрых старушек, у которых глубокими бороздами жизнь на лицах и руках прорисована. И чем больше этих морщинок да от работы крестьянской вздутых вен, тем жалостливее и трепетнее к ним было отношение. А времена-то советские. Ортодоксальная власть блюла, чтобы не шибко распускался народ. Однако Зинаиду Максимовну мало что останавливало, и на всякий прописной в древлеправославном календаре праздник она молитвы читала в молельном доме. А уж когда Сергей Попков задумал после школы в семинарию – Высшее духовное училище Русской Древлеправославной церкви в городе Новозыбкове, что в Брянской области – поступать, сдержанная и строгая в обычной жизни, не удержалась – плескала словесной радостью, одобряя решение внука служить Господу.

Оттуда у него и особое почитание старушек. Их в Куйтуне, куда отправился служить, было немало, но не все сразу откликнулись и в молельный дом в стареньком приспособленном здании ходить стали. На первое «всенощное бдение» на Троицу собралось всего шесть старушек. Но благая весть по деревне быстро разошлась и настроила жителей на расположение к батюшке. Все чаще и больше стали собираться под старинными иконами древлеправославные христиане. Со временем и места всем стало не хватать, и тогда вспомнили, что большой храм то до тридцатых годов в Куйтуне был на главной улице. Коммунисты его разрушили, иконы пожгли и растащили. Решили куйтунцы на прежнем намоленном месте возродить его.

Это был первый древлеправославный храм, возрожденный в Бурятии. И первый пример тесного взаимодействия с населением через народную культуру. Знаменитый семейский народный хор, который выступал в то время в Германии с гастролями, прямо во время выступлений собирал средства на колокола для строящегося старообрядческого храма. Очень часто проводились и благотворительные марафоны, в них всегда принимали участие и семейские коллективы из разных районов, оказывалась поддержка и администрацией района, и коммерческими организациями.

И подняли ведь храм за два года общими благодатными усилиями, своими руками да с Божьей помощью. 7 июня 1998 года, в день празднования Святой  Троицы, был освящён древлеправославный храм во имя святителя Николы Чудотворца. За то отец Сергий, прежде всего, благодарен Леону Власовичу – последнему из самых сильных уставщиков, мудрому не по книжкам писаным да заученным молитвам, а по жизни человеку. А еще благодарен за знания и поддержку священнику Сергию Палию, что в то время тоже служил в Куйтуне. Ныне он благочинный протоиерей Тарбагатайского района и руководит приходом в Тарбагатае.

Епископское служение

25 июня 2000 года в церкви села Бичура архиепископ Александр (Калинин) возвёл священноиерея Сергия в сан протоиерея, а в 2001 году назначил на служение настоятелем прихода Рождества Христова в городе Улан-Удэ. А было то ему в ту пору всего 27 лет! Принял сие Сергий как испытание, большую ответственность. Спокойная, размеренная жизнь в пределах одного небольшого прихода закончилась. Приехав в Улан-Удэ, надо было объединять семейских Бурятии, строить первый древлеправославный храм в столице республики, ведь его и в помине не было. Даже участок земли не могли долгое время получить под строительство. Помог Юрий Игнатович Калашников. Он долго и настойчиво хлопотал, а потом подключились и стали помогать другие предприниматели, руководители предприятий, в числе которых известные Л.Я. Белых, В.Л. Савельев, Д.А. Козлов. Благодаря их поддержке первым храмом на улице Ткацкой построили храм святой Великомученицы Варвары. Теперь в центре его престола хранятся антиминсы с частицей мощей Варвары – неотъемлемая часть, без которой не совершается ни одна литургия.

Фото: "Мир Байкала"

Не прошло и пяти лет как в феврале 2005 года патриархом Московским и всея Руси Александром был рукоположен протоиерей Сергий в сан епископа Сибирского. Дел духовных прибавилось в разы, но поскольку именно Улан-Удэ оставался центром епархии, то нужно было непосильным и посильным трудом поднимать кафедральный собор. Летом 2007-го был заложен камень в основание фундамента и освящено место будущего храма Рождества Христова, строительство которого начали на следующий год. Проект храма был сделан в деревянном исполнении, но решили все же замахнуться на каменную постройку. И ведь осилили! Через семь лет храм Рождества Христова открыл свои двери для прихожан, но до сих пор внутреннее убранство постоянно обновляется, с каждым годом обретая свою неповторимость и уникальность. Вот и сейчас, в год 400-летия рождения протопопа Аввакума, при финансовой поддержке Правительства Республики Бурятия сооружен памятный знак в честь святого священномученика и проводятся работы по благоустройству территории прихода. Работы планируют закончить летом следующего года. Идут они и внутри самого храма: иконописцы из Иркутска Николай Сергеевич Новиков с супругой Галиной с февраля 2020 года расписывают его, преображая и расцвечивая разными древлеправославными образами и красками.

Время собирать камни

Примеров созидательного служения у владыки Сергия уже немало – он стал организатором и участником строительства церквей в селах Куйтун, Тарбагатай, г. Улан-Удэ и других. Вероятно, за эти подвижнические дела в декабре 2015 года по решению Архиерейского Собора Русской Древлеправославной церкви он был возведён в достоинство высокопреосвященного митрополита. Епархия Сибирская объединяет в себе общины и религиозные группы древлеправославных христиан, проживающих в Сибири, Восточном Казахстане, Забайкалье и на Дальнем Востоке.

На сегодня это одна из самых активно развивающихся епархий РДЦ. За годы своего служения владыка Сергий основал 20 приходов в Бурятии.

– Так сложилось, что Республика Бурятии – место компактного проживания староверов. Они были переселены целыми семьями уж более 250 лет назад. За короткий срок образовались и села, построились храмы, очень сильно увеличилась численность семейских, они стали очень заметны. На начало XX века было создано и действовало 81 моленное здание староверов разных согласий, и это еще без учета очень большого Бичурского района, который на тот момент относился к Забайкальской губернии. Из этих 81 моленных за 70 лет испытаний и гонений на религию, которые организовала советская власть, к сожалению, не осталось ни одного храма. Осталось одно здание моленной, в котором находился этнографический музей, действующий только лишь как памятник старообрядческого зодчества, – повествует владыка Сергий. – Когда я приехал в эти края, моей задачей стало возрождение храмов в Бурятии. Наконец у людей возникла возможность не разбрасывать камни, а их собирать. В тех районах, где преимущественно проживали семейские, была очень благоприятная ситуация, чувствовалась потребность общества к воссозданию храмов, потому что все жители прекрасно помнили, что в их селе стояла когда-то старообрядческая церковь. Обособленное проживание семейских позволило им не растерять свою культуру, религиозные обычаи, бытовой уклад за время гонений. И это же обусловило достаточно легкий религиозный подъем населения этих районов, направленный на возрождение храмов. Там, где сохранялись семейные, культурные и обрядовые традиции, население с воодушевлением принималось за строительство. Еще одним важным обстоятельством, которое помогло воссозданию храмов, стало то, что старообрядчество Бурятии властями признается одной из традиционных конфессий, находящихся на ее территории. И, конечно, благодаря этому оказывается значительная поддержка, например, в оформлении документов, которые необходимы для строительства, а иногда и прямая финансовая помощь в строительстве того или иного храма.

Вне стен церкви

За прошедшие годы митрополит Сергий смог наладить добрые конструктивные отношения и с представителями власти, и с предпринимателями, с общественниками. Сам он признается, 32 что за эти годы у Древлеправославной церкви накопился большой опыт взаимодействия с населением, который показывает, что нельзя замыкаться только на процессе богослужения в храме, но нужно обязательно работать с людьми вне стен церкви. В рамках этого взаимодействия он и его помощники ведут достаточно обширную просветительскую работу. Например, когда Министерство образования в школах решило преподавать программу религиозного воспитания, то в тех районах, где проживают семейские, стало возможным выбрать «Основы старообрядческой культуры». Для того чтобы вести этот предмет, епископ сам общался с учителями школ. Проводились и лекции: об истории христианства в целом, истории церковного раскола, обычаях и культуре семейских. И теперь вот уже в детских садах и в школах ведутся уроки. А как малыши детсадов Бичуры и городских детских учреждений радуются этим урокам – это надо видеть (об этом у нас отдельный материал в журнале). В этом участвуют и детки, и школьники, и студенты.

Не только при главном храме Рождества Христова, но и в других храмах созданы музеи старообрядческой культуры. От каждого экспоната веет стариной, и за каждым экспонатом целая история, ведь это не новодел, а созданное нашими предками – бабушками и дедушками. Уже поэтому лекции об истории, культуре, обычаях семейских с использованием музейных предметов не могут никого оставить равнодушными.

Удивляет и радует, что владыка Сергий тесно взаимодействует с министерствами.

– Представители военкоматов нас часто просят выступить перед новобранцами, которые идут в армию, чтобы рассказать о патриотизме, гражданском долге. И мы охотно говорим на эти темы. О нравственности, об ответственности ведем беседы с сотрудниками органов внутренних дел, о том, как можно и самим быть духовно чистыми, и воспитывать в этом направлении людей. Самая большая работа проводится с Министерством социальной защиты Республики Бурятия. У нас заключено соглашение между нашим приходом РДЦ с министерством, чтобы вместе проводить совместные благотворительные акции, и здесь мы, я считаю, достаточно удачно дополняем друг друга. С Министерством культуры сложились очень добрые отношения, до пандемии часто проходили различные мероприятия, которые были посвящены определенной дате в истории семейских. Например, в 2016 году состоялся праздник, посвященный 250-летию прихода семейских в Бурятию. В рамках этих празднований проведена фотовыставка, созданы специализированные музейные экспозиции, прошла выставка старообрядческих икон. Сложились добрые отношения и с Бурятским научным центром. Мы с учеными трепетно и тесно сотрудничаем в вопросах сохранения старообрядческих книг, ведь у нас достаточно обширная библиотека, вот они и помогают там систематизировать, классифицировать книги. Сохранить книжное наследие – это очень важная для нас задача. Несомненно, цель этих всех взаимодействий – показать людям, что староверы не остались страницей прошлого истории, которая уже перевернута, мы живем, развиваемся. Мы не какие-то непонятные люди со странной идеей в голове, со своими закостенелыми догмами, мы – часть христиан, которые стоят за вполне ясные, истинные и древние религиозные устои и обычаи. Староверы-семейские – добропорядочные граждане нашей страны, с усердием трудящиеся на благо нашей Родины.

О том, что семейские трудолюбивы и верны своей древлеправославной вере, спорить никто не станет. Но они еще удивительно трепетно относятся к сохранению своей богатой культуры – многоголосое пение, хороводы, наряды. Возможно, что пожилые старообрядцы с укором бы и воскликнули: «Запретить немедля, нужен только пост и молитва». А под руководством владыки Сергия и духовная жизнь развивается, и народная культура: все органично и не противоречит ничему. Как так? На этот вопрос у владыки есть свое мнение.

 – Я медленно менялся. Поначалу тоже был зашоренным, в семинарии всех одинаково учили строгости. Какие пляски, песни и хороводы? Нужно исключительно держаться веры. Только вера и все, мы – староверы, и это наше основное. Но со временем я начал понимать, что когда не было возможности молиться в храмах, духовность и религия были под запретом, люди не расползлись, сохранили свою самобытность, свое самосознание только благодаря тому, что вместе собирались, пели, водили хороводы, шили и надевали народную одежду. Это их сплачивало, объединяло. Поэтому, как только появилась возможность вернуться к вере и строить храмы, они сразу откликнулись. В противном случае многие из них могли бы ассимилироваться. Если взять большие города, например, Улан-Удэ, там намного сложнее собрать этих людей, потому что они утратили народную культуру, все ходят в городской одежде, растворились в привычках и обычаях среднестатистического городского населения. То же касается и других крупных городов: организовать общину в них очень сложно, несмотря на многочисленное население и большое число выходцев из старообрядческой среды. У нас сейчас стоит проблема, как собрать людей в Иркутске и там построить храм. Это намного сложнее. Нам в Бурятии повезло – здесь староверы проживают компактно, и это одна из традиционных конфессий, а потому государство смотрит на них положительно. Таким образом, я не борюсь с народной культурой, а, наоборот, поддерживаю: зачем буду бороться с тем, что помогает людям в осознании своей идентичности и веры? Но, понятное дело, что сам я не пляшу. Пусть лучше сохраняют свои корни и традиции, но в храм все равно ходят, ведь для них религия и есть основной духовный стержень.

Некоторые думают, что народная культура не имеет христианского значения, что фольклорные фестивали противоречат обычаям церкви, что главной и единственной задачей христианина является исполнение заповедей, пост и молитва. Но время-то ведь меняется, и меняемся мы, в чем-то уступая новым технологиям, самому ритму, привычкам. Время меняется, и в этом новом времени семейские стараются сохранить свою идентичность, которая крепится в традициях и обычаях, укладе жизни, культуре и, главное, в вере.

– Были и тяжелее времена, которые Родина наша переживала: и в храмы не пускали, и святыни рушили, и с голоду умирали, борясь с врагом фашистом… Это ли тяготы, сравнимые с сегодняшней пандемией? Нельзя предаваться унынию и панике. Ведь у каждого в доме есть кусок хлебушка и другие сладости. Так чего ж роптать? Главное – молиться, в храм ходить, нуждающимся помогать, – подытоживает Владыка.

Так ведь и верно: чего роптать? Когда внутри человека есть духовный стержень, ему по силам многое дается. Только важно об этом не забывать.